(обновлено )
Примерное время чтения: 10 минут
922

Бабушки раздора. Девятилетнюю Лену делят в тульском суде

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. "АиФ-Тула" 04/10/2023
Главное - не допустить переезда девочки к совершенно чужим людям.
Главное - не допустить переезда девочки к совершенно чужим людям. pixabay.com

Неожиданное продолжение случилось у истории с убийством врача психиатра-нарколога в Плавске, о котором в июне рассказывал tula.aif.ru. В редакцию обратилась мать убитой женщины Марина Богданова (здесь и далее имена героев изменены в интересах несовершеннолетнего) и рассказала, что органы опеки забрали у нее внучку Леночку. Пока она хоронила трагически погибшую дочь, вторая бабушка (со стороны отца) за несколько дней оформила опекунство на девятилетнюю Лену и теперь та живет у нее. За право воспитывать девочку две бабушки «воюют» в суде. Мы попробовали разобраться в этой непростой истории.

В розыске

Напомним, убийство произошло в мае этого года в городке Плавске Тульской области. В квартире было найдено тело 40-летнего врача Плавской центральной больницы. Там же обнаружили игрушки для БДСМ. В ее смерти, как писали телеграм-каналы, подозревали сожителя — патологоанатома из бюро медико-социальной экспертизы. Но, по нашим данным, он был опрошен и отпущен, на каком этапе сейчас находится следствие — пока не разглашается.

И вот спустя несколько месяцев за помощью в редакцию обратилась мать убитой Марина Богданова. Он рассказала, что ее дочь Ольга уехала работать в Плавск по программе «Земский доктор», в городе ей предоставили жилье (в этой квартире и нашли впоследствии тело). А дочь Ольги Лена осталась жить в Туле с бабушкой и прабабушкой.

Мама приезжала на выходные в Тулу, помогала по дому, общалась с дочерью. Но в один день не приехала и перестала отвечать на звонки.

«Я её искала, но никто её не видел, — говорит Марина. — Дочь не вышла на работу. Сердце защемило. Дальше был кошмар. Мне сообщили, что дочь скончалась, говорили, что-то с сердцем. Я не верила врачам, так как у неё никогда не было серьёзных проблем с сердцем. Я помчалась в Плавск, а Лена осталась с бабушкой Ларисой (имя изменено) — со стороны отца. Захожу в квартиру: везде следы и подтёки крови: на постели, на полу, у входной двери. В шоке я занималась похоронами, попросив Ларису забрать на это время Лену.

Перед похоронами просила привезти внучку в храм, попрощаться с мамой, но мне сказали, что она не хочет ехать. И всё же мы договорились, девочку нашу привезли. После похорон 31 мая, мы с ней поехали домой. Как мне рассказали, есть некая тётя Саша (имя изменено), которая приходится племянницей второй бабушке, и, пока я хоронила дочь, она подала заявление на опеку и на удочерение. Тетя Саша — гражданка Германии, живёт с семьёй в этой стране. Понимая, что надо срочно действовать, я уже 1 июня отнесла документы на предварительную опеку. Но их приняли с трудом, видимо, не ожидая от меня таких действий. Заявление было подано мной одной — но, похоже, это не входило в чьи-то планы.

А вскоре к нам приехал полицейский с инспектором по делам несовершеннолетних Привокзального района лейтенантом полиции Мариной Ловейкиной, которые убедились, что Лена спокойна, не напугана, сказала им, что живёт с мною и своей прабабушкой. А люди из опеки, даже не представившись, Леночку забрали и передали в специализированный Центр.

Оказалось, начальник территориального отдела по Туле министерства труда и социальной защиты региона Мария Шабанова подала Леночку в розыск, так как я якобы скрываю ребёнка. Я только потом поняла, почему. Исходя из полученного мною документа, в тот же день, а именно 1 июня, когда я подала заявление, был напечатан отказ в назначении меня опекуном. 2 июня, узнав, где находится внучка, я поехала туда, но девочку мне никто не отдал, а её документы, которые я привезла, приняли.

После я снова отправилась в опеку, где мне и второй бабушке Марина Вячеславовна дала перечень документов, которые нужно собрать. Но всё свелось к тому, чтобы не давать мне опекунство над единственной внучкой от моей единственной дочери. У Ларисы есть двое внуков, зачем ей Лена?

Взрослые должны быть мудрее и найти решение, сев за стол переговоров.

Кстати, с того момента Леночку словно подменили. Она твердила, что больше не хочет жить со мной, а будет жить с тётей Сашей. Мол, у неё большой дом и бассейн. Даже не захотела забирать своих любимых кошек и новый телефон — последний подарок мамы».

По словам Марины Богдановой, с внучкой ей позволяют встречаться только в общественных местах. Девочка то ли не хочет, то ли не может с ней говорить, в сообщениях отвечает сдержанно.

«Что с ней случилось за те несколько дней, я до сих пор не могу понять. Она девять лет жила со мной, хорошо училась, помогала мне на субботниках, по дому. Активная, жизнерадостная, любящая внучка. И вдруг стала замкнутой, грызёт ногти, задумчива или, наоборот, агрессивна, безрадостна, ни к чему никакого интереса», — рассказывает женщина. Богданова опасается и за психологическое состояние девочки и того, что «тётя Саша» вывезет Лену в Германию и она больше никогда ее не увидит. Женщина не может понять: как за несколько дней «опека разобралась в ситуации» и так скоро дала добро на опекунство второй бабушке Ларисе.

Она начала писать во все инстанции: губернатору области, прокурору, министру труда и соцзащиты, уполномоченной по правам ребёнка в Тульской области Наталии Зыковой и ещё много куда. «Насколько я знаю, омбудсмен пообщалась с Леной 10 минут. А больше — никакого движения».

А что вторая сторона?

Корреспондент tula.aif.ru попросила вторую бабушку Ларису рассказать, каким она видит будущее девочки: будет ли ребёнок жить с ней в общежитии или есть другие варианты. Лариса заявила, что на встречу, обязательно на улице, придёт с адвокатом, а потом и вовсе от неё отказалась, отрубив: «У меня опека над внучкой не просто так. Первая бабушка подала заявление позже. А девочка — моя такая же внучка, поэтому я имею право её забрать. Тем более ребёнок больше не хочет видеться с ней и на то есть причины».

Конкретизировать не стала. Добавила только, что как живёт девочка — не наше дело: «Ни её саму, ни своё жильё никому не показываю и рассказывать ничего не буду».

Бег наперегонки

По информации министерства труда и социальной защиты Тульской области, при передаче ребёнка в замещающую семью, порядок и сроки, установленные законодательством, были соблюдены. Их специалисты проверили, в каких условиях живёт ребёнок и как опекун выполняет свои обязанности. Нарушений не нашли. Как уверяет уполномоченная по правам ребёнка в Тульской области Наталия Зыкова, которую наша редакция не одну неделю просила прокомментировать происходящее, она держит ситуацию на особом контроле.

«Органы опеки передали девочку в семью той бабушке, которая первой подала полный пакет документов для оформления опеки, — рассказала она. — Законность действий органов опеки можно обжаловать в судебном порядке — что я и советовала сделать. В настоящее время дело находится в суде. Но самое главное в данной ситуации, что два близких для девочки человека должны между собой договориться. Любой спор — не в интересах ребёнка. Взрослые должны быть мудрее и найти решение, сев за стол переговоров. Готова в этом оказать содействие. Я приглашала их для беседы, но пришла только бабушка Лариса. Надеюсь, что удастся встретиться совместно с обеими».

На вопрос о правомерности столь скорого оформления опекунства, Зыкова ответила: «Да, это укладывается в правовые рамки. Жизнеустройство в семью детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, должно происходить в кратчайшие сроки. Насколько мне известно, органы опеки знали о другом родственнике. И обе бабушки практически одновременно заявили свои права на опекунство. Но вот бабушка Лариса чуть раньше. С правовой точки зрения всё законно, а с моральной... Наверное, нужно было всё-таки договориться сначала с другой бабушкой, определиться, где будет жить девочка, а потом уже подавать документы.

Информацию о том, что девочку планируют вывезти за границу, вторая сторона отрицает. Сейчас самая главная задача — посадить двух бабушек за стол переговоров. Девочка имеет право, независимо от того, где она проживает, на общение с родными, тем более, с бабушкой. Надо выяснять, чем вызван её отказ общаться. Я рекомендовала органам опеки подключить психолога и разобраться, что произошло».

Комментарий специалиста

Юрист-правозащитник, депутат Государственной думы, Ирина Филатова: «При наличии нескольких претендентов на назначение опекунства орган опеки и попечительства должен исследовать обстоятельства жизни всех претендентов, а далее — принять решение на основании акта обследования жилищных условий. Из рассказа воспитавшей девочку бабушки видно, что ребёнок подвергается давлению и манипулированию. Кроме того, они не вправе препятствовать общению ни при каких обстоятельствах. Нужен хороший адвокат и обращения в уполномоченные органы с вопросом об обоснованности и законности принятого органами опеки решения о выборе опекуна. А девочку надо срочно изымать из условий морального давления. Не исключено, что её запугивают. И не допустить переезда к совершенно чужим людям, с которыми она раньше не была знакома, не общалась. Поскольку в перспективе, возможно, речь идёт именно об этом, есть основания подозревать корыстный умысел участников этого экстремально быстрого процесса. Необходимо к ситуации привлечь внимание Следственного комитета России».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах