Примерное время чтения: 18 минут
1465

«Вы бы меня поняли». Бабушка-«потрошительница» рассказала АиФ о мотиве убийства

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 26. "АиФ-Тула" 28/06/2023 Сюжет Бабушка - «потрошительница» из Богородицкого района
Увидев теле- и фотокамеры в зале суда, подсудимая растерялась.
Увидев теле- и фотокамеры в зале суда, подсудимая растерялась. / Романов Кирилл / АиФ

В Богородицком районном суде прошло первое заседание по уголовному делу в отношении 67-летней Светланы Шиляевой, обвиняемой в убийстве и расчленении жены внука. Картину событий восстановили в ходе судебного заседания, на котором побывал tula.aif.ru.

Более того, обвиняемая объяснила главному редактору «АиФ в Туле » мотивы этого жестокого преступления.

21 июня состоялось первое заседание.
21 июня состоялось первое заседание. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

Взбалмошная девочка — приговор?

Как рассказала старший помощник богородицкого межрайонного прокурора Марина Юрьева, Шуляеву обвиняют по части 1 ст.105 Уголовного кодекса РФ — убийство. Подсудимая ещё на предварительном следствии признала свою вину и изложила обстоятельства совершения преступления.

По версии следствия и признанию обвиняемой, 15 октября 2022 года Светлана убила жену своего внука Юлию П. Та пришла ночью домой, женщины поссорились. Бабушка схватила её за волосы, притянула к себе и дважды ударила ножом в живот. Третий удар пришёлся в сердце. Убедившись, что она мертва, бывший патологоанатом расчленила труп ножом и неустановленными следствием предметами. Чтобы скрыть преступление, часть тела раскидала по ул. Лесной в деревне Упёртовка Богородицкого района, где развернулись трагические события, в пищу бродячим животным. Голову утопила в водоёме. Нижнюю часть живота выкинула в водоём Богородицка.

Во время судебного заседания Светлана подтвердила: да, убила.
Во время судебного заседания Светлана подтвердила: да, убила. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

...Увидев теле- и фотокамеры в зале суда, подсудимая растерялась.

«Я бы не хотела, — сказала. — Мне тяжело».

Поначалу, в затемнённых очках, она садилась то спиной, то боком, чтобы лицо было меньше видно. И добрый оранжевый мишка с бантиком на заколке-гребёнке в её седых волосах менял положение, диссонируя с клеткой для подсудимых.

Шиляева то разминала кисти, то сжимала в кулаки, то похлопывала пальцами одной руки по пальцам другой. Внешне спокойно и как-то буднично слушала, как зачитывают показания не пришедших в суд свидетелей. Свои показания, сказала, даст, после того, как выслушает всех.

Она садилась то спиной, то боком, чтобы лицо было меньше видно.
Она садилась то спиной, то боком, чтобы лицо было меньше видно. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

По материалам дела, Светлана жила с дочерью Надеждой на съёмной квартире, внук Святослав с женой Юлией и двухлетней дочерью — в недавно взятом в ипотеку частном доме в тихой, зелёной деревне Упёртовке на улице Лесной. Поначалу все пыталась жить вместе, но начали ссориться по разным поводам (от расстановки мебели до рационального питания) и разъехались.

Надежда охарактеризовала невестку, как взбалмошную и своенравную. Она часто «выводила мужа на эмоции, а он очень её любил». Светлану она тоже могла послать матом. А та не церемонилась и не считала грехом сказать в лицо всё, что думает.

«В нашей жизни её больше нет»

Как показала Надежда (свекровь), прошлым летом Юлия решила делать операцию по исправлению переносицы и объявила об отъезде с дочерью в Энгельс Саратовской области (женщина родом оттуда).

В то же время, по показаниям Юлиной подруги, она хотела насовсем вернуться с дочерью в Энгельс. Даже прислала ей голосовое сообщение об этом.

По словам же Надежды, уже из Энгельса, поссорившись с мужем, она заявила, что изменяет ему. После этого сын сказал матери: «Жить с ней не буду».

Бабушку расстраивать не хотели, но она сама обо всём догадалась. Из Энгельса Юля вернулась, но муж её не простил, уехал из дома. Справляться с двухлетней дочкой одной было трудно и она попросила помощи у свекрови и её матери.

«Мы приехали и жили с Юлей», — рассказывает Надежда.

15 октября около 20 часов Надежда, по её показаниям, уснула рядом с внучкой, смотревшей мультики. Спала, акцентирует, хорошо, глубоко, долго. Проснувшись, никаких перемен в доме не заметила. Ни в ванной, ни где-либо ещё. Говорит, ванну дня за три Юля вдруг стала мыть и ругаться, что грязная. И всё «намывала, намывала её».

Видя, что Юлии дома нет, Надежда спросила у матери, где она.

«Больше её в нашей жизни не будет», — услышала в ответ.

Это показалось странным. Хотя бы потому, что, как считает Надежда, Юля забрала бы с собой все свои вещи. И старые, и ненужные. А дома остались даже телефоны.

Показания зачитывали в зале суда, лично никто не пришел.
Показания зачитывали в зале суда, лично никто не пришел. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

А тут её сестра Татьяна начала звонить и настойчиво искать Юлю. Как говорится в её показаниях, они были очень близки и общались часто. А сестра вдруг надолго пропала.

Надежда рассказала о звонках маме. Та решила:

«Надо, чтобы Юля написала Тане».

«Как она напишет, если её нет?»

«Надо, чтобы написала».

Поняв, что требуется, Надежда написала Татьяне СМСку от имени Юли с её телефона. Мол, уехала с другим парнем, что связи не будет долго, не ищите.

Эту же записку Надежда прислала и на свой телефон, а потом показала Тане: мол, мне такую же сбросила. Сестра заподозрила неладное.

Во-первых, длинных СМСок, да ещё в таком стиле, Юля никогда не писала. Ей были свойственны многочисленные и короткие СМС.

Во-вторых, как значится в показаниях, Таня требовала, чтобы ей показали сестру по видео, а ей скинули её фото (как позже выяснилось, сделанные за три дня до исчезновения женщины). А когда Таня звонила Надежде, та говорила, что Юля пьяна и спит, что она в другом месте, ей невозможно передать телефон.

В итоге Таня пригрозила: «Не подадите заявление в полицию, подам я».

Мера пресечения - заключение под стражей -продлена до 9 сентября.
Мера пресечения — заключение под стражей -продлена до 9 сентября. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

«Я — за Святослава!»

Наталья позвонила сыну. Узнав об исчезновении Юлии, он отправил мать в полицию. Свекровь написала заявление о пропавшей невестке. Сын же вернулся в Упертовку к семье. В показаниях он отметил, что ему показалось удивительным, что жена не выходит на связь. Юлия не отлучалась от маленькой дочки надолго. И предупреждала обычно, куда идёт. Он собрал вещи жены и сложил в кладовку. Говорит, ожидая, что когда-нибудь она появится.

Моя мама — суровая женщина

Тем временем полицейские, волонтёры исследовали улицы, опрашивали жителей, отправляли ориентировки, проверяли медучреждения. 10 дней поисков ничего не дали. Было открыто дело о без вести пропавшей, в СМИ дали информацию. Тишина.

Как говорится в показаниях старшего уполномоченного полиции, версии рассматривались разные. Подозрения пали на мужа, но он успешно прошёл полиграф. Ту же процедуру прошла и свекровь Надежда. И вот тут у следователей появились подозрение: женщина что-то об этом исчезновении знает, хотя уверяет, что нет.

Во время суда Светлане стала плохо, но делать перерыв она отказалась.
Во время суда Светлане стала плохо, но делать перерыв она отказалась. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

В ходе рассмотрения дела вышли на её мать. Светлана тут же во всем созналась и написала явку с повинной. И дочь, и внук были в шоке. Надежда отмечает: «Моя мама — суровая женщина, но я не думала, что она может убить человека».

И рассказала, что да, у неё в какой-то момент появились подозрения, что мама чем-то сильно напугала Юлю. Вспомнились и угрозы невестки сделать так, чтобы Святослава отправили на СВО и там обязательно убили, а она бы получила хорошие деньги за него. Юлия грозилась увезти дочь и не давать бабушке и прабабушке видеться с ней. Надежда начала связывать исчезновение невестки, с непонятно когда и как отломанным кончиком кухонного ножа. К тому же, мама стала агрессивной, нервной. А как-то, рассказала Надежда полицейским, и вовсе сорвалась, закричала: «Ты ничего не знаешь, не понимаешь! Я — за Святослава!»

Фото: АиФ/ Романов Кирилл

Оранжевый мишка

...Во время судебного заседания Светлана подтвердила: «Да, убила». Вскоре судья заметил, что ей плохо, предложил перенести заседание или сделать перерыв. Она отказалась, но пожаловалась: «Наверно, сахар поднялся. У меня диабет, стенокардия. Лекарств здесь не дают, диеты для диабетиков нет. Медики не хотят даже слушать. Это, наверное, потому что я старая. Прошу их, дайте до суда дожить».

Когда прозвучало ходатайство обвинения о продлении ей меры пресечения в виде заключения под стражу, поскольку отсутствуют обстоятельства, этому препятствующие, Шиляева с этим согласилась. Мера пресечения продлена до 9 сентября.

Суд удалился в совещательную комнату. Нам удалось поговорить с подсудимой. Чувствовалось её сильное напряжение и умение держать себя в руках.

— Почему вам не могут передать лекарства родные?

— Это запрещено. Я написала обращение к прокурору, но пока не отправила.

— А вообще передачи приносят?

— Да, дочь и второй внук.

— А Святослава вы потеряли?

— Да, потеряла, — вздыхает едва заметно. — Возможно, потеряю и дочь. Очень бы этого не хотелось.

— То, что вы сделали, стоило этой потери и тюремной перспективы?

— Она такие гадости делала...И этим ртом ещё такое говорила. Если бы мы с вами могли поговорить не здесь, я бы вам всё рассказала, я многое видела и такое знала... Вы бы меня поняли. Нет, не могу говорить.

— Понять что, убийство?...

— Так получилось. Меня тогда, как молнией ударило.

— Почему вы написали явку с повинной? Испугались, что всё равно вычислят? Или мучает, снится?

— Не снится. Не хотелось с этим уходить из жизни. От себя же не убежишь.

— Несмотря на долгое заключение, вы такая опрятная...

— Нас в камере четверо. Я и девочки, годящиеся мне в дочери. Дружно живём. Помогаем друг другу, заботимся.

— А откуда у вас такая заколка-гребёнка? Оранжевый мишка?

— Это мне правнучка передала. На память, — её лицо озаряет улыбка, глаза наполняет глубокое тепло. — Вот какая заколка, а какая статья...

И вдруг, словно убеждая себя, говорит:

— Мне 67 лет. Я старой закалки, я сильная. Я всё выдержу.

Нехороший дом

В деревне Упёртовке некоторые люди не верят, что именно Светлана убила Юлию. Скандалов их никто не слышал, а вот ссоры Юлии и Святослава не раз будоражили местных жителей

Дом, где произошло убийство.
Дом, где произошло убийство. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

Как нам рассказали Николай и Евгения, чей участок расположен рядом с участком пары, семья была нелюдимой.

«Супруги, как приехали года два назад, так друг с другом воевать начали, — говорит Николай. — Соберутся, шумят, даже драки между ними были.

Когда женщина пропала, вопросов не было, куда делась, потому что они жили здесь не постоянно».

«Холодный дом-то. Когда покупали, у соседей не спросили, — рассказывает Евгения. — Да, скандалили частенько. Она тоже норовистая. Когда трезвые — матерятся, когда нет — бьются. Но бабушка с мамой приезжали, порядок наводили, наступала тишина. Мама шустрая, огородом занималась. Бабушка с ребёнком гуляла. Сейчас всё запущенно. Он приезжает сюда. Машина вечерами стоит. Собак у него теперь нет. Возможно, усыпили после этой истории».

Сейчас в доме никого нет.
Сейчас в доме никого нет. Фото: АиФ/ Романов Кирилл

Ещё одни соседи, Александр и Любовь, узнали о случившемся только, когда приехали следователи.

«Мы их на улице практически никогда не видели. Не знали даже, как зовут», — говорит Любовь.

Александр удивляется: «Она на него как-то кричала-кричала. Он её ударил. Ребёнок плачет. Мы думали: «Может, полицию вызвать?». Но вроде всё затихло. Кого там бить? Она маленькая, худенькая, как шкет. А дом, что они купили, не хороший. Первая семья в нём жила нормальная. Потом хозяйничала женщина, чья внучка убила сожителя в Москве. Другая хозяйка дома пила страсть как! Теперь вот — убийство».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах