Примерное время чтения: 15 минут
1313

В Грибоедово запели ангелы. Как военный врач стал восстанавливать храм

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. "АиФ-Тула" 21/06/2023
Благодаря Владимиру Тишкину в п. Грибоедово начал приводиться в порядок Храм Святой Екатерины.
Благодаря Владимиру Тишкину в п. Грибоедово начал приводиться в порядок Храм Святой Екатерины. / Фото: Кирилл Романов / АиФ

Бывшего военного врача Владимира Тишкина знает с недавнего времени чуть ли не каждый житель Куркинского района Тульской области. Благодаря ему в посёлке Грибоедово начал приводиться в порядок Храм Святой Екатерины, много лет стоявший на окраине без чьего бы то ни было внимания и участия.

Из отхожего в святое место

Полина Зубакова, tula.aif.ru: Владимир Анатольевич, как Вы оказались в Тульской области?

Владимир Тишкин: Я родился в семье военно-морского офицера в Астрахани, поэтому приходилось привыкать к кочевому образу жизни и постоянно «прислушиваться» к ритму новых городов. Мама, врач от бога, ездила по России вместе с отцом, меняя работу и служебные квартиры. И я следом за ними.

Когда был совсем маленьким, мы жили в съёмной квартире во Владивостоке. Тогда я спал в старом чемодане на кухонном столе. В юные годы мне пришлось сменить пять школ и три вуза. Решил пойти по стопам отца и связать свою жизнь с военной сферой.

Получил заветные военно-морские лейтенантские погоны по окончанию военно-медицинского факультета в Горьком. После этого мне выпала возможность оказаться в Феодосии, где я шесть с половиной лет прослужил врачом на дизельной подводной лодке.

История со съёмными квартирами продолжилась. После службы переехал в Москву и посвятил себя работе в медцентре Спецстроя России. Трудился до самой пенсии. Перед моим увольнением друг спросил: «Вова, не хочешь взять полдома в Тульской области? Пейзажи просто великолепные, не пожалеешь!»

Я задумался: с одной стороны, очень далеко от столицы. Почти 300 километров! С другой стороны, почему бы и нет? Любовь к русской природе и любопытство победило скептицизм, и я решил приехать сюда. Влюбился в тульский край без памяти. Не хочу уезжать. Чувствую, что Грибоедово – моё место силы. Хочется, наконец-то, отдалиться от суеты и насладиться спокойной, размеренной жизнью, обрести душевный покой.

- Чем вы занимаетесь здесь?

- Круглый год хозяйством. В тёплое время года разводим птиц, занимаемся садом и огородом. Люблю побродить с ружьем и своей собакой по окрестностям. Мы ходим на рыбалку, в лес за грибами, ягодами. Заготавливаем веники и травы для своей чудесной баньки. Зимой вместе с любимой второй женой Оленькой наполняю дом уютом. Занимаемся вместе творчеством, делаем поделки, ёлочные игрушки, фигурки из дерева. Оленька пишет чудесные картины, плетёт корзинки, шьёт и вяжет. А ещё делает вкуснейший домашний сыр.

С женой Ольгой.
С женой Ольгой. Фото: Из личного архива/ Владимир Тишкин

Молодым может показаться скучной жизнь вдали от мегаполисов, но нас всё устраивает, так как некуда спешить. Здесь свежий воздух с запахом мёда, сочно-зелёные холмы и много-много берёз, которые с детства очень люблю. Выходишь прогуляться, прислоняешься к прохладному стволу и начинаешь размышлять о том, как прекрасен этот мир и как хорошо жить.

Лёгкая рука жены

- Красота. Вот только не понятно, что нарушило вашу идиллию, с чего вы взвалили на себя тяжкое и хлопотное бремя восстановления храма?

- А идиллию никто и не нарушал. Я воспитан в семье коммунистов, поэтому был очень далёк от религии. Друзья пытались привести меня в храм, но я шёл туда с «тяжелой» душой.

А в 33 года крестился вместе со своей дочкой. Это был первый шаг. А потом моя покойная жена Ирина начала меня в храм с собой брать. Светлая ей память. Она меня на 180 градусов в жизни развернула. Тогда я и с духовником познакомился, отцом Иваном (Иоанном). Он служит в Москве в храме при российской детской клинической больнице. Благодаря ему вера во мне начала крепнуть. После смерти жены я многое переосмыслил и понял, насколько важно жить добрыми делами и со светлыми мыслями, да и о душе пора было подумать.

В храм Владимира привела первая жена Ирина.
В храм Владимира привела первая жена Ирина. Фото: Из личного архива/ Владимир Тишкин

А почему взялся за храм? В прекрасный декабрьский день 2021-го года то ли высшие силы, то ли внутренний голос повёл меня к этому забытому людьми месту. Я и раньше замечал сквозь непроходимые заросли кустов, что храм в запущенном состоянии. Обожжённые двери, обшарпанные стены и обвалившаяся крыша, но, когда зашёл внутрь, ужаснулся. На полу мусор, банки, бутылки, упаковки, презервативы.

Пришёл домой и с интересом прочитал историю храма Святой Екатерины, построенного в 1800 году. Он был закрыт в 30-х годах XX века. Колокольни разобрали, а само здание долгое время использовали в качестве совхозного склада.

Судя по описаниям, храм был необычайно красивым. Фотографий, к сожалению, в архивах мы не нашли, поэтому все детали приходилось представлять по описаниям краеведов. Как пишут, крыши были зелёные, а стены внутри и снаружи полностью белыми, что придавало зданию возвышенную атмосферу. Его архитектура предельно лаконична, что вполне соответствовало моде времён русского «зрелого» классицизма. Храм с простейшим цоколем и прямоугольными филенками под окнами, трапезная и полукруглый алтарь составляли цельный монолит.

Купол украшали кессонированые рёбра, а замковые камни подпружных арок – спирали, со спускающимися по сторонам гроздьями диковинных плодов и цветов.

В верхних частях ризалитов помещались хоры, которые, судя по остаткам лестниц на восточной стороне трапезной, появились несколько позже.

Изучая всё это, я просто не мог понять: как памятник архитектуры регионального значения смог превратиться в отхожее место?

Фото: Из личного архивa/ Владимир Тишкин

Вот так и пришла мысль попытаться спасти его. Кто, если не я? И что в силах, начал делать. С самого начала проведения работ я публиковал фото- и видеоотчёты в соцсетях, на сайтах и на стендах. Такой отчёт от января 2022 года на моей страничке в соцсетях увидела Анна Кузьминых и разместила его на странице фонда «Белый ирис». А потом фонд запустил проект «Хранители наследия», ставший победителем конкурса Фонда президентских грантов. Этот проект - обучающий курс для тех, у кого душа болит за разрушающиеся сельские храмы и усадьбы.

В проект вошли 23 сельских храма из 14 регионов России. И наш храм оказался в этом списке, чему мы с женой были безумно рады.

Мы участвовали в трехдневных сборах в Москве, в очных семинарах, вебинарах со многими специалистами разного профиля. Узнали, с чего начать восстановление, как построить план и каких профессионалов привлечь. Обменялись с единомышленниками из других областей контактами, знаниями, опытом. Знаете, это намного лучше денег, которые по незнанию можно случайно направить не в то русло.

- А с чего же вы начали?

- С уборки птичьего помёта, земли, битого кирпича и человеческих отходов.  Их набралось около 11 тонн. Это горы мешков. С потолка постоянно сыпалась штукатурка, лилась вода и выпадали кирпичи, а из разбитых окон дул сильный ветер. Когда убирался в храме один, было и холодно, и немного одиноко. Чтобы хоть как-то отвлечься от трудностей, в перерывах по-товарищески общался с Богом (пусть Он меня простит за это) и резвящимися под куполом голубями. Приземлится рядом одна из птиц и воркует что-то на своём языке. Сразу и время, и работа летят быстрее. Работал, уставал, но душа радовалась.

Когда убирался в храме один, было холодно и немного одиноко. Чтобы отвлечься от трудностей, по-товарищески общался с Богом.
Когда убирался в храме один, было холодно и немного одиноко. Чтобы отвлечься от трудностей, по-товарищески общался с Богом. Фото: Из личного архивa/ Владимир Тишкин

Как-то сижу на мешках в храме и думаю: «Господи, дай мне хоть одного человека тяжести потаскать! Сил уже нет!» И слышу позади голос: «Здравствуйте! Меня зовут Константин. Вам нужна помощь?» Разговорились, и Константин Вековищев стал приходить два раза в неделю и складывать мешки в общую кучу. На сбор мусора ушло два месяца. Храм потихоньку очистился и сделал первый вдох. Со временем появились ещё несколько крепких добровольцев из Новомосковска, с которыми мы проводили субботники по уборке территории.

Местные жители стали узнавать, чем я занимаюсь. Через некоторое время вышел на связь местный житель Алексей Моисеев и помог закрыть все окна в храме поликарбонатом. Теперь здесь нет сквозняка, который приходилось терпеть в течение всей зимы.

Кстати
Рассказывают, что за три года до того, как Владимир Тишкин взялся за храм, в Тульскую область приехали люди хоронить отца. С ними был священник из Волгограда. Когда проезжали Грибоедово, он попросил остановить машину, сказав: «Мне нужно в храм». Батюшка долго не возвращался, пошли за ним и увидели его сидящим на коленях в алтаре среди хлама и разрухи. Он тихо молился, а потом сказал: «Скоро этот храм будут восстанавливать».

- Свод трапезной был под угрозой обрушения. Как вам удалось не допустить его?

- Выстроили мощную подпорную систему. Также возникла проблема с щелями и трещинами на многих участках сводов храма. В плохую погоду через них сочилась вода. Промышленным альпинистам пришлось очистить крышу купола храма от кустов, земли и травы, а потом – накрыть его временной крышей, сделанной из баннеров. Далее обрешётка и временные крыши были сделаны над апсидой, четвериком и ризолитами. Так хотя бы на время удастся избавить здание от излишней влаги. Но свод трапезной пока крышей не накрыт, потому что верха стен трапезной частично обрушены, и нет возможности даже положить элементы кровельной системы. Крыша трапезной в этом году – основная главная задача. Для её полноценного восстановления ждём опытных каменщиков. Они обещают в июне начать работы.

А в мае этого года местные жители вышли на очередной субботник. Корчевали и опиливали деревья, выравнивали и очищали предхрамовую территорию от сорняков и мусора. Учительница Людмила Ермилова, живущая в посёлке, даже выступила на празднике у храма с торжественной речью.

«Наконец-то, мы сможем ходить на молебны не в соседние сёла, а в свой родной храм», - с гордостью сказала она.

Кстати, мы уже второй год отмечаем здесь Пасху. В этом году на службу пришло 40 человек, и это только начало.

«Наконец-то, мы сможем ходить на молебны не в соседние сёла, а в свой родной храм»
«Наконец-то, мы сможем ходить на молебны не в соседние сёла, а в свой родной храм» Фото: Из личного архива/ Владимир Тишкин

А как-то одна женщина зашла с дочерью в наш храм. Через некоторое время вышла и говорит: «Я слышала хор из трапезной. Побоялась сказать дочке, чтобы не напугать её». Дочь услышала её слова и говорит, что ей тоже почудилось пение. В трапезной же никого не было. Что это могло быть, никто не знает. Ангелы, наверное…

 Cтроить будущее

- Приятно, что дело движется, но ведь оно на многие-многие годы…

- Конечно, возрождение храма будет долгим, но Бог с нами. Главное, чтобы хватило сил и здоровья. Если сначала проводилась противоаварийная работа с поиском проблемных участков, то теперь требуется консервация здания. Нужно до конца устранить все трещины. Для этого следует накрыть храм хорошими металлическими крышами, перебрать главку, водрузить крест, сделать косметический ремонт и вставить новые окна.

Мы должны не только законсервировать здание, но и отреставрировать его и сохранить наследие предков. В связи с этим я считаю, что нужно как можно чаще звать молодое поколение на культурно-религиозные мероприятия. В храме уже создан исторический уголок, в котором рассказывается о судьбе храма и поэтапная история его возрождения. Дети с удовольствием рисуют наш храм, пейзажи родного края и приносят сюда свои работы. Если забросить зерно, велика вероятность, что оно прорастёт и пустит корни.

Также планирую создать рядом с храмом краеведческий музей, воскресную школу, где будут заниматься сельские дети. А территорию бывшего погоста за алтарем показать историкам и археологам. Полагаю, им удастся найти здесь много интересного, ведь там, по преданию, находятся несохранившиеся могилы полковника, мемуариста, друга Александра Грибоедова Степана Никитича Бегичева и его дочери.

- Как-то у вас всё, словно по маслу идёт. Прямо не правдоподобно даже…

- Проблем хватает, но, с Божьей помощью, мы с ними справимся.

Одна из насущных проблем - храм с августа 2020 года бесхозный. Пока он не будет поставлен на баланс в местной администрации, деньги на него даже запланировать нельзя. Соответственно, и помочь официально бизнес не может, так как не имеет права перечислять деньги мне на карту. Очень надеюсь, что в администрации этот вопрос решат положительно. За нами пока нет спонсоров и меценатов. А все пожертвования, которые делают простые неравнодушные люди, идут только на храм. Помощь людская бесценна. Я не позволил себе из них взять ни копейки. Отчитываюсь за каждую в соцсетях. Всё честно, открыто. Можно и нужно бы создать НКО и на государственные гранты что-то делать, но у меня здесь нет постоянной команды, а вдвоём с Ольгой мы это не потянем. И понимаем это с грустью. Но дел много, и я не вправе останавливаться. Люди уже поверили, и подвести их не могу. Бог управит, я так думаю.

Но нам, конечно, нужна помощь спонсоров и меценатов. В нашем деле нужно всё. Стройматериалы: лес, кирпич, кровельное железо и т.д. Нужны опытные, лицензированные специалисты, чтобы разработать проект реставрации храма.

- Что именно вам даёт эта история?

- Я почувствовал духовное очищение. Для меня вера заключается не в красивых словах, а в добрых делах. Можно соблюдать все обряды и знать наизусть молитвы, но быть глухим к чужим проблемам и относиться к жизни с позиции потребителя.

Можно было бы спокойно наблюдать за разрушением храма. Но я считаю, что такие светлые места нужно беречь. Даже если человек не верит в Бога и не ходит в церковь, он должен хотя бы понимать, что это здание имеет для тульского края большую историческую ценность. Если уничтожить историю, как тогда строить будущее?

«Разрушенные храмы похожи на наши души, и нельзя возродить духовность, не восстановив поруганные святыни», - говорил Архиепископ Великого Новгорода и Старорусского Лев.

справка
В 1784 году сельцо Ивановское, имение князя М.В. Долгорукого, купил генерал-майор Лев Денисович Давыдов. Он был женат на Екатерине Николаевне Раевской (по первому мужу), матери генерала, героя Отечественной войны 1812 года Н.Н. Раевского. Л.Д. решил построить церковь в честь святой покровительницы жены. Великомученица Екатерина родилась в Александрии в 287 году. По преданию, после Крещения ей явился Иисус Христос. И дал кольцо, назвав своей невестой. В 305 году по приказу римского императора-язычника Максимина, Екатерина приняла мученическую смерть за отказ отречься от веры. Её собрались пытать при помощи колёс, раздробляющих тело, но сошедший с неба ангел, разрушил их. Из отрубленной её головы потекла не кровь, а молоко. На Руси великомученица Екатерина считается покровительницей девочек и женщин. 20 марта 1793 года епископ Коломенский и Тульский Афанасий написал храмозданную грамоту на сооружение в сельце каменной церкви великомученицы Екатерины с приделом святого Иоанна Предтечи. К середине 1800 года новый храм с двумя колокольнями был выстроен «иждивениям и старанием» помещика. 17 августа того же года, благочинный округа протоиерей Никольского собора г. Епифани Даниил Орлов, по благословению епископа освятил храм во имя святой Екатерины Александровской. По приходу бывшее сельцо Ивановское стало называться селом Екатерининское. В 1811 году Орлов освятил придел во имя зачатия Иоанна Предтечи. Вскоре имение купил декабрист Степан Бегичев. В 1823 году сюда приезжал Александр Сергеевич Грибоедов. В Екатерининском храме посещали службу известные люди: Раевский, Мордвиновы, Олсуфьевы, Голицыны, Толстые, Писаревы, Оболенские. В 1930 году церковь стали использовать, как склад. Больше ста лет храм не ремонтировался.

Оцените материал
Оставить комментарий (1)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах