(обновлено )
Примерное время чтения: 8 минут
266

Письмо из Испании в Тулу. Режиссер Людмила Кацеро ставит спектакль из Кадиса

Людмила Кацеро / Из личного архива

15 апреля в Туле состоится премьера театра-студии «Мюсли». На сцене Городского концертного зала пройдет спектакль «SAUDADE. Город ветров». Постановка — очередной вызов, эксперимент и буквально попытка разрушить границы с помощью искусства. Об особенностях репетиций и создании ностальгической фантасмагории tula.aif.ru поговорил с режиссёром Людмилой Кацеро, которая поступила в магистратуру Севильского университета и сейчас живёт в Испании.

О бешеной жажде чуда

Антонина Афанасьева, tula.aif.ru: Начнём с банального — о чём спектакль и как родилась его идея?

Людмила Кацеро: Я для себя определяю этот спектакль как философские сказки «для очень взрослых и очень юных людей». Пожалуй, не для детей, хоть он и основан на детских сказках. Он об одиночестве, о бешеной жажде чуда и о любви.

Когда я впервые попала в Кадис, это меня потрясло. Я живу здесь уже много месяцев и до сих пор осмысляю, что это такое: жизнь в портовом городе, жизнь на берегу океана, «на краю света» — в древности считалось, что «дальше Кадиса земли нет». Жизнь в совершенно иной культуре, которая, от повседневных мелочей до глобальных явлений, совершенно непохожа на ту, в которой я выросла. Это требовало осознания и осмысления, к этому добавились мои любимые сказки и песни Средиземноморья и Атлантики, испанские, португальские и итальянские, и совершенно потрясшая меня идея saudade — так португальцы называют тоску по тому, чего не знаешь. Я поняла, что, хоть этого слова нет в других языках, это чувство знакомо всем. И что оно требует реализации в спектакле, чтобы каждый зритель задумался, в каком уголке сердца живёт его saudade.

А ещё у этого спектакля есть довольно забавная предыстория. Несколько лет назад мне в руки попалась книжка испанских народных сказок, и там меня совершенно загипнотизировала фраза «Сеньор капитан, отвезите меня в славный город Кадис, где мачты, словно лес, встают над волнами и тёплый ветер раздувает весёлые паруса!» Я тогда вцепилась в неё и всё повторяла себе, что однажды поставлю спектакль, где она будет лейтмотивом. И где, конечно, дело будет не в Кадисе как в точке на карте, а в тоске по невозможному и прекрасному. Всё и совпало...

— Почему для тебя важно поставить его, даже будучи за границей?

— Я 15 лет живу жизнью театрального режиссёра, а это значит, что реальность вокруг себя осмысляю через спектакли. Когда что-то волнует писателя, он создаёт книгу, художник пишет картину, я — ставлю спектакль, это мой способ взаимодействия с реальностью.

Кроме того, конечно, я страшно скучала, и мне очень хотелось ещё раз поработать с ребятами. И высказаться со сцены перед тульским зрителем. Для меня этот спектакль — моё письмо в бутылке из Испании в Тулу.

— Как отреагировали актёры, узнав, что режиссёр руководить будет онлайн?

— Все, кого я позвала, ответили с восторгом и единодушно: «Конечно, да!», «С тобой — куда угодно!» и «Я уже сама тебе хотела предложить»... У нас не в первый раз с ребятами возникала мысль: «Как было бы здорово ещё когда-нибудь поработать вместе...», но почему-то мне не сразу пришло в голову, что это вполне возможно сделать сейчас и дистанционно.

Онлайн-формат вообще не вызвал трудностей. Даже наоборот, добавил возможностей: теперь мы можем устроить спонтанную репетицию с кем-нибудь из актёров в режиме «прямо сейчас», если у него и у меня есть час-полтора свободного времени: все подключились из дома — и понеслось.

— Как проходят репетиции?

— Первые два раза все из дома выходили на конференцию. Но моментально оказалось, что мне нужно, чтобы актёры физически находились в одном помещении. Я глубоко убеждена, что в тексте содержится очень маленький процент смысла всей истории, а главное не говорится словами. «Мизансцена — язык режиссёра», мне нужно двигать актёров по площадке. Жесты, прикосновения, дистанция между людьми говорят больше слов, а этого эффекта онлайн не добьёшься. Так что актёры собираются, как обычно, в репетиционном зале — и звонят мне по видеосвязи. А я обычно сижу в наушниках на берегу океана для вдохновения, громко командую, что делать, машу руками, иногда вскакиваю и показываю, как вижу какой-нибудь жест или проходку. Но больше тренируюсь описывать желаемое словами...

А когда сцена уже выстроена, ребята снимают видео с другого ракурса, чтобы и им, и мне посмотреть на неё со стороны.

От мала до велика

— Расскажи об актерах: у каждого уже есть свое амплуа или вы берете наоборот кардинально непохожие образы?

— Все мы живём в своём теле и наша внешность до известной степени диктует подбор актёров: исполнитель должен органично смотреться в роли, как минимум на уровне попадания в возраст и пол. Но всегда хочется, конечно, выйти за рамки, чтобы актёр или актриса не застревали в одном и том же амплуа и не несли его из спектакля в спектакль. Иногда берём персонажей как раз на преодоление, ищем в актёре неожиданные стороны, краски...

— В «Мюслях» есть ведь и юные актеры...

— Мы принимаем в театр детей от 10 лет, но есть одно исключение: с Мелиссой Абрамовой мы начали работать, когда ей было пять, сейчас ей десять, и из них пять она в «Мюслях». Это фантастическая девочка, которая с первых дней на сцене работает как зрелая актриса, и я счастлива, что могу дать ей насколько угодно сложную роль и наблюдать, как блестяще она её проживает. В спектакле «SAUDADE. Город ветров» Мелисса тоже, конечно, задействована.

— А есть, так сказать, сторожилы?

— Есть несколько забавных историй. Актёр Святослав Пронин с нами начинал и играл ещё в первом спектакле в 2009 году. Потом был перерыв на несколько лет, а сейчас он снова в нашей труппе, активно занят в текущем репертуаре театра, и у него главная роль в спектакле «SAUDADE. Город ветров».

А если говорить о самом долгом «бесперебойном» служении театру, то, например, Ксюша Феоктистова пришла к нам в тот единственный год, когда я набирала группу малышей; тогда ей было пять, скоро исполняется 15 — получается, это десять лет жизни в «Мюслях» и история о том, как из театрального ребёнка вырастает юная актриса. Лана Терновенко — это тоже десять лет верности театру и переход из детской группы во взрослую... В общем, дети вырастают как-то стремительно и становятся следующим поколением актёров. И это очень хорошая новость. Театру — быть!

— Почему ты выбрала именно Испанию?

— Испания — давняя любовь, ещё с первого большого международного фестиваля «Мюслей», который был в испанской Гранаде я влюбилась в эту страну, несколько лет учила язык, знакомилась с культурой и мечтала стать с о страной «на ты». Узнала о магистратуре по театральным искусствам в Севильском университете, поступила — и приехала жить в Андалусию, где всё дышит поэзией Лорки и плачем гитары. Мне очень интересны традиции европейского театра, которые у нас преподают в университете, и я надеюсь когда-нибудь внедрить их в своём тульском театре.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах