Примерное время чтения: 9 минут
171

Первый. Имперский. Археолог рассказал об исследовании Ивановского канала

Тульский край связан со многими проектами Петра Первого. Помимо железа и оружия, наша область выбрана местом уникальной стройки. Ивановский канал должен был стать водной артерией, несущей суда из Волги в Дон.

Его остатки почти 20-лет исследует совместная экспедиция Института истории естествознания и техники РАН и Государственного музея-заповедника «Куликово поле». О невероятных открытиях, забавных казусах и планах исследований  tula.aif.ru рассказал археолог, заместитель директора музея-заповедника по научной работе Андрей Наумов.

Слезы научной зависти

Относительная «недавность» канала, строительство которого началось в XVIII веке, внушала ученым в начале исследований определенный оптимизм: это не средневековье, а время гораздо более близкое к нам. Кроме того, строительство было невероятно масштабным — на протяжении полутора десятилетий тысячи человек копали, забивали сваи, укладывали известняковые блоки, насыпали дамбы. Наверняка следы этой работы видны невооруженным взглядом. Но на практике все оказалось гораздо сложнее.

«На одной из конференций мы с коллегой с тоской смотрели на подробнейшие карты и планы геодезистов петровских времен для Волго-Донского канала конца XVII века. Великолепные изображения каждого шлюза, трасс рукотворного канала. По нашему региону для Ивановского канала такой документации не сохранилось. На протяжении десяти лет нам пришлось собирать по крупицам разрозненную информацию из архивных документов, источников более позднего времени», - рассказывает о сложностях исследования Наумов.

Даже чтобы понять, как выглядели сооружения, где пролегал канал, пришлось проделать огромную работу. Перерыты горы источников и литературы, попутно сделано много интересных открытий в истории рек Шата, Дона и Упы.

«Основным методом, особенно на первоначальных этапах, была пешая разведка. Мы проплывали и по воде, смотрели, как выглядят берега рек. Но по мере исследования письменных и картографических источников нам приходилось возвращаться на ранее пройденные места, по новому переосмысливать определенные участки, по которым, казалось бы, все было просто и ясно», - продолжает ученый.

Фото: Пресс-служба Государственного музея-заповедника "Куликово поле"

Исследование охватывает огромное расстояние: первый шлюз располагался на Упе около Зареченского моста Тулы. Последний — возле деревни Гаи на стыке Тульской, Рязанской и Липецкой областей. Это почти 200 километров, пролегающих по рекам Упа, Шат, через Иванозеро и Верхний Дон.

Память народная

Одним из самых важных и информативных источников для ученых стали местные старожилы.

«Казалось бы, прошло уже почти 300 лет, но местные традиции, легенды и предания хранят память времен и связывают отдельные объекты на берегах рек с петровской стройкой. Когда, к примеру, мы приехали к одному из населенных пунктов Прилипки, и спросили местных о складе грунта поблизости, те сразу ответили — это осталось со времен строительства шлюзов», - вспоминает ход исследования археолог.

В ходе разведки часто именно старожилы помогали избежать ошибок. Так, рядом с деревней Муравлянка обнаружены следы старых гидротехнических сооружений. Местный житель согласился провести экскурсию ученым и рассказал, что здесь находился не канал — а мельница. А ямы, заросшие крапивой — каналы, где вращались мельничные колеса.

Бизнес на белом камне и мореном дубе

Помимо нехватки письменных источников, ученые столкнулись с нехваткой «вещественных» доказательств. И тому есть объективные причины.

После того, как строительство канала остановили, строительные материалы в течение столетий изымались и использовались повторно.

Фото: Пресс-служба Государственного музея-заповедника "Куликово поле"

Так, белокаменные цоколи Иванозерского и Монастырщинского храмов сложены из известняка, изъятого из шлюзов.

«В поисках информации о канале мы изучали остатки сараев и прочих белокаменных построек. Узнали из мемуаров, что дворянскую мебель в усадьбах делали из моренного дуба, который оставался от строительства каналов. И уже во время реконструкции памятника-колонны Дмитрию Донскому в середине двухтысячных, оказалось, что бутовый фундамент постамента заключен в рубашку известнякового камня, взятого у деревни Гаи. Также со строительства канала», - рассказывает Наумов.

Кроме того, в XIX веке на руинах канала развернулся бойкий бизнес. Ушлые предприниматели создавали артели, арендовали землю и выбирали оставшиеся конструкции — камень, мореный дуб с целью продажи. По ямам, оставленным этими артелями ученые могут судить, где были шлюзы канала.

Проклятая мельница и небывалое половодье

Порой поиски давали ученым ложные надежды и заводили в тупики. Так, возле села Орловки в ходе разведки ученые обнаружили, очевидно, дореволюционный обводной канал, петля реки Дон была срезана каналом с хорошей обваловкой. По краям шли дорожки метровой ширины.

«Чтобы лошади могли тянуть суда против течения?», - предположили ученые.

И хотя письменные источники о работах в этой местности отсутствовали, археологи решили, что это, вероятно, часть петровского канала.

Однако последующее изучение вопроса отмело первоначальные версии. В мемуарах помещицы Екатерины Раевской-Бибиковой, жившей здесь в середине XIX века, нашлось описание событий, проливших свет на остатки гидротехнических сооружений. Женщина описала, что Александр Афросимов, местный помещик, решил построить на Дону мельницу «на англицкий манер». Для реализации его амбиций согнали крепостных. Условия их труда были ужасающие, мужчины и женщины работали по колено в воде поздней осенью, начались массовые простудные заболевания.

Но труд был завершен. Мельница вышла образцовой, на зависть всем остальным местным дворянам.

Фото: Пресс-служба Государственного музея-заповедника "Куликово поле"

«Но, как говорится, «бог не Микишка, он правду видит», - пересказывает драму на Дону Наумов, - «на следующую весну было такое наводнение, которого Раевская-Бибикова не припоминает ни до, ни после. Дон поднялся на 12 аршин — это более 8 метров. Дворянские усадьбы по берегам затопило, их жители спасались на вторых этажах. Плотина, построенная для мельницы, огромным грохотом рухнула, и водой паводка и льдинами была смыта».

Так женские мемуары отмели научную версию, что у Орловки могли остаться неизвестные шлюзы Ивановского канала.

Подарок сыну императрицы — и археологам

И все-таки, исследования постепенно продвигались вперед. Порой подсказки находились в неожиданных местах и эпохах. Так, например, найдены карты времен Екатерины II. Она для своего внебрачного сына, графа Бобринского, выкупила частные земли в волости с. Спассского Бобрики тоже и распорядилась казенным геодезистам отмежевать границы новой дворцовой волости.

«К указанию императрицы, понятно, исполнители отнеслись очень серьезно. И геодезисты в той части, где границы волости проходили по Дону, обозначили все шлюзы. Это было невероятное подспорье в нашей работе, оно стало наглядным примером, как извилист путь познания, как далеко он уходит от наших троп, которые мы протоптали в крапиве в ходе разведки», - рассуждает Андрей Наумов.

Два поселения, 40 скважин

Сегодня ученые располагают более четкими данными, и где находились основные узлы канала, как и из чего они строились.

Обнаружены два селища, где, предположительно, проживали строители гидротехнических сооружений.

«Мы нашли брод и сваи, предположительно, остатки шлюза неподалеку от Бобрик-горы, одного из самых сохранившихся и узнаваемых. По результатам сопоставленных данных электро- и геофизической разведки мы выделили наиболее перспективные участки, заложили около 40 буровых скважин, в некоторых обнаружили остатки деревянных конструкций из дуба и березы, использованных в строительстве», - рассказывает Наумов.

Более подробно ход исследования и его результаты будут описаны в монографии.

Ответы в глубинах Дона

Сегодня ученый уверенно утверждает: историческая и археологическая наука имеет дело с целым рядом объектов, которые требуют самого пристального изучения и бережного сохранения.

«Как мы видели, проплывая по рекам, сегодня Дон представляет жалкое зрелище. Во многих местах нет очистных сооружений, летом стоит такой зловонный запах от нечистот, что к берегу невозможно подойти. Грунт на ряде объектов Ивановского канала срывается и вывозится грузовиками на дачи в Подмосковье», - сетует ученый.

Потому одна из ключевых задач на будущее — взятие остатков гидротехнических сооружений канала под охрану.

Ученые также планируют исследовать участки грандиозного строительства при помощи технологии ЛИДАР. Ранее на других объектах Тульской области эта технология лазерного сканирования и последуюшего моделирования позволила совершить ряд серьезных открытий.

«Мы также хотим провести гидроакустические работы в тех местах, где современный Дон скрыл остатки петровского канала. Есть надежда, что они не были демонтированы последующими предприимчивыми поколениями», - делится планами на будущее Наумов.

Справка
Строительство Ивановского канала с целью соединить судоходство от верховий Оки через Упу с Доном — один из первый опытов масштабного гидротехнического строительства в России. Канал проходил по территории современной Тульской области. Работы начались по инициативе Петра I в 1701 году, в них приняли участие 35 тысяч крестьян, а позже пленные шведы. Первые суда проведены по каналу в 1707 году. Было построено 12 шлюзов на Шате и на Дону — 19. Навигация длилась только весной, в половодье. Из-за недостатка воды канал использовался недолго, по нему прошло всего около 300 судов. В 1720 году работы на канале остановили.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах