24

Гелиос и охотничий шкаф. Как произведения искусства становятся экспонатами?

Романов Кирилл / АиФ

Произведения искусства попадают в музей и становятся экспонатами по-разному. Тульский музей изобразительных искусств хранит более 25 тысяч произведений, и у каждого из них своя история. Любуясь произведениями как сторонний наблюдатель, посетитель музея видит только часть истории; хранителям музейных фондов известно гораздо больше. И почти закономерно, что у экспозиционных, лучших произведений история появления в музее гораздо интереснее остальных. Остановимся на некоторых из них.

Благовещение (1532-1577), Орацио Саммаккини

Болонская школа. 1560-е годы. Холст, масло

Поступила в 1970 году из Музея истории архитектуры им. Щусева (Москва).

Фото: Тульский музей изобразительных искусств

Картина была передана в 1970 году из московского Музея архитектуры как работа неизвестного итальянского автора XVI века, позднее подлинник был детально изучен известным московским искусствоведом, сотрудником ГМИИ им. А.С. Пушкина, знатоком итальянской живописи Виктории Эммануиловны Марковой, которая определила имя автора произведения. Им оказался Орацио Саммаккини, крупный художник-маньерист из Болоньи. «Благовещение» из тульского музея написано в середине XVI века и является единственным образцом творчества этого мастера в музеях России. 

Хотя в картине изображен очень светлый сюжет (Дева Мария получает от Архангела Гавриила весть о том, что она избрана стать матерью сыну Божьему Иисусу Христу), тем не менее в произведении очень много колористических и композиционных диссонансов – обилие фигур, теснящихся в камерном пространстве, сложные, несколько вычурные позы, сочетание холодных и теплых тонов. Все эти черты указывают на признаки маньеризма – стиля, пришедшего на смену Возрождению. И, конечно, это стремление художника раскрыть драматические черты события, показать неожиданное вторжение Божественной воли в жизнь человека.

В картине очень много символических деталей. Ветка белой лилии в руках архангела Гавриила – символ чистоты и невинности Девы Марии, корзина с пряжей, - отсылка к легенде о том, что Дева Марии в Иерусалимском Храме должна была ткать одежды священникам; наиболее постоянный атрибут Девы Марии — книга из которой она читает знаменитое пророчество Исайи (7:14): «Се, Дева во чреве приимет, и родит Сына…». Закрытая книга (в корзинке на полу) - аллюзия на другие слова Исайи (29:11-12): «И всякое пророчество для вас то же, что слова в запечатанной книге…».

Зеркало за спиной Девы Марии, с одной стороны, делает пространство более глубоким, а с другой, отсылает нас к отражению, символу души, в котором мы видим восхождение по лестнице с полным (!) кувшином на голове у одного из персонажей, отражающихся в зеркале. Кувшин также является символом Девы Марии. 

Портрет курфюрста Бранденбургского Фридриха Вильгельма (1620-1688). 1666. Питер Насон 

Холст, масло; 120 х 100 см.

Фото: Тульский музей изобразительных искусств

На портрете изображен Фридрих Вильгельм Бранденбургский (1620-1688) из рода Гогенцоллернов - основатель прусского государства, прозванный за масштаб деяний Великим курфюрстом. Когда Фридрих Вильгельм в 1640 году в двадцатилетнем возрасте стал курфюрстом, его земли были опустошены Тридцатилетней войной, заняты иностранными войсками или разорены своими. Великому курфюрсту удалось создать централизованную государственную систему с сильной бюрократией и постоянную армию. Вместе с тем он проявлял интерес к искусству и науке, собирал редкие и диковинные вещи из всех стран, следил за открытиями. К концу жизни в его библиотеке насчитывалось свыше 20 тысяч томов книг и более 1600 манускриптов. Фридрих Вильгельм открыл свою библиотеку в 1661 году для ученых и государственных чиновников. Она положила начало Берлинской библиотеке. Принадлежавшие курфюрсту естественно-научная коллекция, картинная галерея и нумизматический кабинет послужили основой музеев Берлина. Фридрих Вильгельм собственноручно заложил в своей столице Ботанический сад. 

Портрет выполнен в 1666 году, когда его герою было сорок шесть лет. Автором произведения является один из крупных голландских портретистов Питер Насон, приглашенный в Берлин для создания парадного образа монарха.

Курфюрст изображен в парадных доспехах, которые надевались на парадных выездах и торжественных церемониях. Доспехи были символом воинской доблести. К традиционным регалиям коронованных особ на парадных портретах относится подбитая горностаем красная бархатная мантия и курфюршеская корона.

Портрет был передан в музей по завещанию Елены Васильевны Гречениной 1974 г.

(Подробнее узнать о Е.В.Гречениной можно из очерка "Неинтересный человек" в книге очерков Е.М.Богата "Ничто человеческое...")

Так случается, что жемчужины музейной коллекции появляются благодаря частным коллекционерам. Е.В.Греченина завещала нашему музею уникальные

произведения искусства (картины голландских и фламандских мастеров, предметы русского стекла и фарфора, богемского стекла, русской мебели). Многие произведения из коллекции Е.В.Гречениной знакомы нашим посетителям, они украшают экспозицию музея. В фондах хранится и портрет Е.В.Гречениной, выполненный в 1917 году художником Н.А.Сергеевым, тоже из ее коллекции (см. портрет Гречениной)

Феб лучезарный (Гелиос). 1887, Валентин Серов

Холст, масло; диаметр – 274 см.

Фото: Тульский музей изобразительных искусств

Поступила в 1925 г. из Ефремовского музея им. М.Ю. Лермонтова; ранее находилась в имении Н.Д. Селезнева в с. Архангельское, Ефремовского уезда, Тульской губернии.

Имение это изначально принадлежало Дмитрию Степановичу Селезнёву — дворянину, штабс-капитану в отставке, герою турецкой войны 1828-1829 годов, служившему в свите Его Императорского Величества. Селезневы были богатыми московскими и тульскими дворянами, относившимися к Черниговской ветви Рюриковичей.

В имении был красивый садово-парковый ансамбль, лодочная станция и ряд построек различного назначения. 

В середине 19 века село Архангельское Ефремовского уезда перешло во владение младшему сыну Д.С.Селезнева - дворянину, статскому советнику Николаю Дмитриевичу Селезневу. Николай Дмитриевич взялся за обустройство имения. Был отстроен новый усадебный дом, который, к сожалению, не сохранился, но по воспоминаниям старожилов представлял великолепный двухэтажный особняк в итальянском стиле, с роскошной отделкой интерьеров. Николай Дмитриевич Селезнев был страстным коллекционером и тонким знатоком искусства, и, конечно же, был знаком со многими художниками. В конце 1887 года Н.Д.Селезнев пригласил для оформления одного из залов в доме молодого, но уже известного художника В.А.Серова.

Для художника «Феб лучезарный» был первым опытом в монументальном искусстве. Плафон, написанный на холсте, был закреплен на потолке зала. Плафон Серова – пожалуй, единственное подлинное свидетельство былого великолепия архангельской усадьбы.

Полотно поступило в Тульский художественный музей в 1925 году. До этого оно находилось в Ефремовском музее, а затем попало в местный РИК, где с ним обращались крайне небрежно. Полотно было доставлено в Тулу свернутым и смятым. В 1947 году произведение Серова было направлено на реставрацию во Всесоюзные центральные художественные научно-мастерские имени академика И.Э.Грабаря. Чтобы спасти холст, были проведены множественные работы: старый ветхий холст с многочисленными порывами был дублирован на реставрационный холст, выполнены тонировки утраченных участков авторского письма. Декоративный орнамент, в который была заключена сюжетная композиция, удален в связи с его плохой сохранностью и нецелесообразностью создания.

Красавица, 1918, Борис Кустодиев 

Холст, масло; 81 х 93 см.

Фото: Тульский музей изобразительных искусств

Картина приобретена музеем в 1959 году у Григория Петровича Маликова, жившего в деревне Ёржино Чернского района. Помимо «Красавицы» у этого человека были куплены музеем и другие полотна известных русских живописцев: триптих «Воскресение Христа» М. В. Нестерова, «Автопортрет» С. В. Малютина, «Волки» А. С. Степанова».

До сих пор никому из исследователей не удалось узнать, кем на самом деле был этот загадочный Григорий Маликов, имевший в своём личном собрании шедевры Сурикова, Врубеля, Репина, Левитана, Нестерова, КуинджиВ нашем музее хранится один из вариантов картины. 

Первый вариант 1915 года, гораздо большего размера (141 × 185,5 см) хранится в Государственной Третьяковской галерее, там же хранится и вариант 1921 года.

Для образа красавицы Кустодиеву согласилась позировать одна из ведущих актрис, прима Московского Художественного театра Фаина Васильевна Шевченко. Кустодиев впервые увидел Шевченко в августе 1914 года на репетиции спектакля «Смерть Пазухина» по роману Салтыкова-Щедрина, к которому он делал декорации. На тот момент актрисе был 21 год. В числе известных поклонников актрисы были Александр Блок, Максим Горький, Федор Шаляпин. Кустодиев неоднократно повторял сюжет картины; одну он подарил Максиму Горькому, а другую написал специально для Фёдора Шаляпина, изобразив героиню со спины.

Наш вариант (хранящийся в Тульском областном художественном музее) – один из самых красивых. В произведении перекликаются глубокие синие кобальтовые тона (фон стены, вазы на комоде, туфелек, глаз красавицы) и разные оттенки малинового – от глубокого (на занавесках и ковре), до нежно-малинового (на одеяле) и совсем светлого (нежный оттенок кожи). Цветы сирени находят отклик в цветах, вышитых на подзоре, зеркало на стене увеличивает глубину пространства и делает пространство комнаты более живым.

Фаина Васильевна Шевченко долго блистала на сцене МХАТа, умерла в 1971 году.

Шкаф охотничий, Франция, мастерская братьев Гере (Gueret Freres), предположительно

2 половина XIX века; дерево, камень, столярная работа, резьба.

Фото: Тульский музей изобразительных искусств

Охотничий шкаф относится к редкому типу открытых витрин для хранения и демонстрации охотничьего оружия. Роскошный многоярусный дубовый шкаф, обильно украшен резными и скульптурными деталями, тематика и образы которых соответствуют назначению предмета.

Поступил в музей из усадьбы Олсуфьевых в с. Красные Буйцы Тульской губернии. Последний владелец усадьбы Юрий Александрович Олсуфьев – искусствовед, реставратор, музейные деятель, реставратор, один из основателей и организаторов Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры и Сергиевского историко-художественного музея. По приглашению И.Э.Грабаря в 1928 году поступил на должность научного сотрудника в Центральных государственных реставрационных мастерских (ЦГРМ) в Москве. С 1934 года, после закрытия ЦГРМ, руководил секцией реставрации древнерусской живописи Третьяковской галереи. В 1938 году был арестован и расстрелян на Бутовском полигоне.

То, что шкаф принадлежал именно Ю.А.Олсуфьеву, подтвердилось исследованиями сотрудников ВХНРЦ.

В июне 2017года шкаф наконец-то отправился на реставрацию в ВХНРЦ им. И.Э.Грабаря – через много лет наконец-то нашлась возможность отреставрировать. Шкаф, несмотря на свою красоту и неизменное восхищение со стороны зрителей, был в плачевном состоянии: были сильно повреждены резные декоративные детали (например, дубовые ветви и собаки), разрушены и частично утрачены вставки из камня. 

За очень трудоемкую задачу взялся Роман Сергееви Студенников, художник-реставратор высшей категории ВХНРЦ им.И.Э.Грабаря. Старый лак был снят вручную при помощи скальпелей, без химических реактивов. По аналогии были выполнены множественные утраты резьбы, проведено укрепление конструкции (кстати, шкаф разборный). Выполнены утраты камня (теперь это зеленый итальянский мрамор), изготовлены и смонтированы на место утраченные замки.

Реставрационные работы продолжались 9 месяцев, в декабре 2018 года, к открытию музея после ремонта, шкаф вернулся и занял свое законное место в экспозиции.

Очень сложно было реставратору подыскать аналоги такого шкафа, или хотя бы его элементов. Например, в Сан-Франциско находится каминный ансамбль, в котором присутствуют такие же фигурки собак (у одной из собак на нашем шкафу отсутствовали лапы). Дубовые ветви на верхней части шкафа, как и другие мелкие резные детали реставратор выполнял только вручную. Не стали восстанавливать лишь крепежи для ружей по бокам шкафа, так как не было найдено аналогов таких креплений. Было установлено, что подошвы-выемки для прикладов ружей (которые ставились вертикально) были вырезаны под ружья именно старого образца.

Шкаф – несомненно уникальный экспонат, поскольку принадлежит к разряду мебели, сделанной на заказ, с продуманной тематикой, которая отражается в элементах; и, несомненно, несет отпечаток не только индивидуальности самого мастера, но и заказчика.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах