Примерное время чтения: 10 минут
361

Без царя в голове? Зачем в регионе открыли еще один бюст Александра II?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 35. "АиФ-Тула" 01/09/2021

В Тульской области торжественно открыли очередной бюст русскому императору Александру II. Сколько у нас уже в регионе Александров, и к чему ведёт монархический крен в сохранении исторической памяти?

Досталось всем

Давно подмечено: историю пишут победители. В советские годы избавлялись от «старорежимных» названий улиц и целых городов, десятками тысяч открывали памятники Ленину, едва ли не обожествляя создателя Советского государства и Коммунистической партии. При Сталине репрессировали «старую ленинскую гвардию», при Хрущёве разоблачали культ личности Сталина, при Брежневе критиковали хрущёвский волюнтаризм, при Горбачёве досталось уже всем.

Выбрали, пожалуй, наименее спорную фигуру среди всего сонма Романовых, к которой и в советский период было более лояльное отношение.
 А без малого 30 лет назад с реставрацией капитализма процесс пошёл вспять: началась новая волна переименований улиц и площадей, сноса памятников, демонизации советских лидеров, особенно Ленина и Сталина. Не утихают разговоры о необходимости перезахоронения тела Ленина, окончательного демонтажа оставшихся памятников ему, полной десоветизации и декоммунизации названий населённых пунктов, улиц и площадей в них.

При этом в определённых кругах всё громче стоны и вздохи по «России, которую мы потеряли» –дореволюционной, булкохрустной. Той, в которой крепостное право Александр Второй Освободитель отменил в год, когда в Лондоне начали строить метро. В которой «свободные» крестьяне должны были выкупать землю у помещиков на кабальных условиях, что вызвало массовые восстания. Сельское население было практически поголовно неграмотным, да и среди мещанского сословия далеко не каждый мог написать и прочитать даже свою фамилию. России, где из тысячи детей до пяти лет доживали не более 600 из-за инфекционных болезней и отсутствия квалифицированной медицинской помощи, а средняя продолжительность жизни не превышала 50-ти лет.

Тяжелейшие условия быта и труда крестьян и рабочих, в том числе детей, описал в своих «Записках врача» тульский доктор Викентий Смидович, более известный нам как писатель Вересаев.

«Изредка по праздникам ко мне приходит на приём мальчишка-сапожник из соседней сапожной мастерской. Лицо его зеленовато-бледно, как заплесневелая штукатурка; он страдает головокружениями и обмороками. Мне часто случается проходить мимо мастерской, где он работает, - окна её выходят на улицу. И в шесть часов утра и в одиннадцать часов ночи я вижу в окошко склоненную над сапогом стриженую голову Васьки, а кругом него - таких же зелёных и худых мальчиков и подмастерьев; маленькая керосиновая лампа тускло горит над их головами, из окна тянет на улицу густою, прелою вонью, от которой мутит в груди. И вот мне нужно лечить Ваську. Как его лечить! Нужно прийти, вырвать его из этого темного, вонючего угла, пустить бегать в поле, под горячее солнце, на вольный ветер, и легкие его развернутся, сердце окрепнет, кровь станет алою и горячею. Между тем даже пыльную петербургскую улицу он видит лишь тогда, когда хозяин посылает его с товаром к заказчику; даже по праздникам он не может размяться, потому что хозяин, чтобы мальчики не баловались, запирает их на весь день в мастерской. И единственное, что мне остаётся, - это прописывать Ваське железо и мышьяк и утешаться мыслью, что все-таки я «хоть что-нибудь» делаю для него».

Почему Александр Второй?

…А последний император той самой «России, которую мы потеряли», начал царствование с Ходынки, где в страшной давке погибли сотни и сотни людей. И, зная об этом, свежекоронованный монарх отбыл на танцы к французскому послу с молодой супругой-немкой. Потом были с треском проигранная война с Японией, первая русская революция, столыпинские виселицы, мировая война и крах империи.

Но это, видимо, ничуть не смущает ту часть нашего общества, которая начинает искать в своих родословных дворянские корни, тоскует по крепостному праву и лапотной Руси, наряжается в тряпки, отдалённо напоминающие форму то ли юнкеров временного правительства, то ли казаков, рубящих шашками восставших рабочих Пресни. 

В Тульской области таких булкохрустов тоже хватает. Помнится, в Венёве на фоне подготовки к установке бюста Александру II пытались убрать бюст Ленина с центральной площади города под предлогом её реконструкции. Горожане заставили декоммунизаторов отступить. А памятник царю-освободителю всё же поставили. 

К слову, монархисты действуют грамотно: они выбрали, пожалуй, наименее спорную фигуру среди всего сонма Романовых, к которой и в советский период было более лояльное отношение. Ведь объективно: Александр Николаевич принял Россию после позора Крымской войны, был вынужден пойти на унизительный Парижский мир. Возможно, это и стало катализатором стремительных и многочисленных перемен в стране. Главным стало упразднение крепостного права – феодального пережитка, которое тормозило её развитие. Кстати, в гражданской войне между Севером и Югом США царская Россия поддержала северян, боровшихся за отмену практически такого же рабства. Правда, и Аляску «за копейки» мы продали им тоже в бытность императором Александра Второго.

Зато он форсировал земскую и городовую реформы, что привело к развитию местного самоуправления в стране, создал призывную армию, которая, по сути, в том же виде дошла и до наших дней с постепенным сокращением срока службы, но увеличением периода пребывания в запасе. Реформы Александра оживили экономику и создали предпосылки к крупным геополитическим успехам – победам русского оружия, укреплению русского влияния в Европе и особенно на Балканах, где обрели независимость или существенно расширились дружественные нам страны – Сербия, Черногория, Болгария, Румыния, Греция. Одновременно были окончательно подорваны позиции многовекового недруга России – Османской империи. И только невероятное давление западных держав не позволило тогда России встать на Босфоре, откуда с падением Византии к нам перешёл центр православного мира.

Гражданская война в наших головах, увы не закончилась.

А парадокс и, если угодно, трагедия Александра Второго Освободителя заключается в том, что не в пример его отцу Николаю Павловичу и сыну Александру Александровичу, правившим жёсткой рукой и скончавшимся в постели, тот пережил шесть покушений и был смертельно ранен во время седьмого. Легенда гласит, что у него на столе уже лежал проект конституции, который был разорван в клочья убитым горем сыном.

Царь вышел в тираж

Поэтому появление на тульской земле бюстов именно Александра II вполне объяснимо. Напомним, первый из них был поставлен на частной территории гостиницы с рестораном в Туле ещё в 2012 году. Полтора года назад появился его «собрат» в Венёве, где ещё наследником престола Александр Николаевич 17 августа 1837 года останавливался переночевать.

Как рассказал местный краевед и один из инициаторов открытия бюста Денис Махель, изготовлен он был в Краснодаре по проекту «Аллея российской славы» и на определённых условиях безвозмездно передан в Венёв. Одно из них – установка монумента на территории муниципального образовательного учреждения. Там, где ступала нога будущего государя, сейчас находится музыкальная школа. Вот на её территории и установили бюст. 

Теперь торжественно открыт такой же на другом конце области – в Белёве, где он якобы тоже как-то останавливался, но это неточно. Между прочим, в ходе революции 1905 года размах крестьянских восстаний в Белёвском уезде, забастовок железнодорожников в самом Белёве приняли такой масштаб, что на усмирение бунтовщиков направляли войска. 

Но вернёмся к трём царственным бюстам. Объединяет их хотя бы то, что они…одинаковые! Да-да, типовые, сделанные по единому эскизу, так сказать, поточным способом или, если угодно, массовым тиражом. Думается, потомки ещё будут шутить по этому поводу, оспаривая и художественную ценность царских бюстов, и страсть сегодняшних монархистов к их повсеместной установке. Нам же, очевидно, следует ждать появления типовых монументов царю-освободителю где-нибудь в Заокске или Алексине и, скажем, Черни или Ефремове – так сказать для симметрии. Ну а что? Тульский оружейный завод назвали ведь недавно «императорским»! 

Помнится, незадолго до празднования 500-летия Тульского кремля появилась электронная петиция об установке памятника царю Василию III. Ему мы, собственно, и обязаны появлением фортеции в городе. Но, во-первых, инициатива была вброшена в явно провокационной манере, ибо предполагала установку монумента царю вместо памятника Ленину на одноимённой площади. Во-вторых, к кремлёвскому юбилею петиция уже никак не поспевала. В-третьих, есть сложность: доподлинно неизвестно, как выглядел Василий Иванович. Ведь был курьёз: при учреждении в годы Великой Отечественной войны полководческого ордена Александра Невского использовали профиль… советского актёра Николая Черкасова, создавшего образ князя в великолепном предвоенном фильме. В итоге, не дотянув и до сотни голосов, петиция об установке памятника царю Василию была снята её автором. 

А если уж поддержать тему памятников правителям, когда-либо посещавшим Тульскую землю, то у кого-то возникнет идея воздать Леониду Брежневу. Он приезжал в наш город с весьма почётной миссией – прикрепить на бархатное знамя Тулы Золотую Звезду Героя и орден Ленина.

А бюсты типовые, сделанные по единому эскизу.

Есть и те, кто убеждён в необходимости появления хотя бы бюста Иосифа Сталина. Правда, в Тульской области он никогда не был, да и вообще – культ личности. Однако, как сказал по этому поводу Михаил Шолохов: да, был культ, но была и личность!

Проблема в отношении советских деятелей от Ленина до Брежнева в том, что в восприятии многих они так и не стали историческими фигурами, продолжая оставаться действующими политическими акторами. И, как одним в установлении памятников царям и императорам видятся поползновения в реставрации монархии, так другим в появлении памятников лидерам эпохи СССР мерещится призрак коммунизма. И гражданская война в наших головах, увы не закончилась. 

Комментарии

Татьяна Рыбкина, министр культуры Тульской области: «Исключительное полномочие по принятию решений – кому и где ставить памятник, принимает представительный орган муниципального образования. А инициатива может исходить от общественности – какой-то организации, политической партии и т.д.

Говорить о том, что сегодня в нашем регионе отдаётся предпочтение дореволюционной эпохе, я бы не стала. Скажем, накануне 100-летия Октябрьской революции мы открыли обновлённый вокзал железнодорожной станции Кимовск, оформление которой теперь посвящено становлению советской власти. На Московском вокзале Тулы в 2019 году открыли экспозицию (локомотив и вагон-салон – прим.ред), посвящённую приезду генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева в январе 1977 года. На Ряжском вокзале открыли мемориальную доску в память об отправке 80 лет назад оттуда воинов коммунистического полка, погибших под Могилёвом в июле 1941 года».

Руслан Алиев, политолог: «Открытие новых памятников, это безусловно хорошая новость! Но вопрос, почему деньги на памятник императору нашли, а денег на восстановление мемориальной доски, посвящённой провозглашению Советской власти в Белёвском Уезде на здании Белевского центра развития культуры и туризма (г. Белёв, ул. Советская, д. 34) нет? А ведь это здание является объектом культурного наследия регионального значения и на нём должна быть установлена табличка с информацинй об объекте культурного наследия. Такая доска была, но после ремонта фасада здания, на прежнем месте её нет.

Краевед Валентина Кучерова ещё в 2015 году обращала внимание администрации на отсутствие этой мемориальной доски, власти обещали её восстановить, но так ничего и не сделали. Опять одни пустые обещания. Когда администрация Белёвского района будет реально заниматься сохранением исторического наследия района?»

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах