Примерное время чтения: 7 минут
34

Вольный ветер. Судьба первого косогорца, сыгравший в высшей футбольной лиге

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. "АиФ-Тула" 06/07/2022

Его часто сравнивали с Есениным – такая же копна курчавых светлых волос, добрые, чистые глаза, душевное тепло, которым он щедро одаривал каждого. Да и в некоторых других жизненных перипетиях он повторил судьбу великого поэта.

А в историю тульского футбола Павел Купрюхин вошёл как первый воспитанник косогорского футбола, заигравший в высшей лиге. Да и среди остальных туляков его опередил разве что Виктор Бровкин.

Страсть поколения

Резонный вопрос: зачем сейчас вспоминать футболиста, которого уже никто из болельщиков не помнит даже по фамилии, не говоря уже о личных впечатлениях от его игры. Но Купрюхин в своём роде артефакт – символ того поколения, которое не успело на войну, но сполна хлебнуло послевоенного быта. Простые, бесхитростные люди, у которых всё – через край. Играть, так играть. Гулять, так гулять. Он и на поле был такой же, как в жизни – свой для тех, кто радовался его футболу с трибуны стадиона. О многих ли современных игроках мы можем сказать, что они свои? Теперь больше в моде считать себя небожителями.

Семья Купрюхина переехала на Косую Гору из Ленинграда. Именно там, в Ленинграде, 6 июля 1932 года родился Павел Фомич Купрюхин. Жили они вначале в барачных домах, на улице Пушкина, у детского сада. По меркам своего времени жили неплохо. Фома Семёнович работал начальником погрузки и выгрузки в железнодорожном цехе на заводе. Мама Прасковья Денисовна была домохозяйкой, воспитывала детей. Их в семье было шестеро. Средний и самый любимый – Павлик. Любимый не только родителями, но даже братьями и сестрами. Отзывчивый, добрый, он готов был всех опекать, обо всех заботиться. Любил рисовать, неплохо пел, гонял голубей. Но больше всего любил играть в футбол.

Футбол была страсть всего поколения. В посёлке шли жаркие поединки двор на двор, улица на улицу. В эти спортивные битвы включались команды окрестных деревень – Судаково, Рвы, Елькино. Хорошего мяча взять было негде. Втихую воровали у матерей чулки, набивали их тряпками, таким мячом и играли. Не только на Косой Горе. Тряпичные мячи воспитывали будущих мастеров футбола по всей стране.

«Паша был лучшим нападающим, авторитетом среди ребят, – вспоминал его друг детства Евгений Данилов. – Но особенно близко мы сдружились с ним в 1947-1948 годы, когда нас, в числе других, пригласили играть в детской команде на заводском стадионе».

Купрюхин играл легко и свободно, обладал высокой скоростью и рывком. На поле он был вольным, как ветер; футболистом от Бога, который в самых сложных ситуациях выходил победителем.

Соскучился по дому

После семилетки Паша поступил в ФЗУ, потом работал на Косогорском заводе в ремонтно-механическом цехе. Служил в Ленинграде, играл в команде Балтийского флота, где его и заприметил тренер ЦДСА, великий советский футболист Григорий Федотов. Вместе с Всеволодом Бобровым он приехал посмотреть турнир, и ему понравился скоростной светловолосый крепыш. Федотов сам был нападающим, так что его оценке можно было доверять. Купрюхина пригласили потренироваться с главной армейской командой. Но неожиданно он сам не захотел там оставаться.

«Хорошо помню его приезд домой после службы, – вспоминала сестра Зоя Фоминична. – Вот тогда он сказал: «Папа, меня приглашают играть в ЦСКА. Говорят, что хорошо играю. А мне не хочется. Соскучился я по дому, здесь так хорошо». И поступил работать опять в ремонтно-механический цех».

Через некоторое время к нему приехал тренер ЦСКА Соколов – уговаривать вернуться. И уговорил.

Правда, в своем первом армейском сезоне Купрюхин играл за дубль. В основном составе впервые вышел 20 июля 1955 года – крайним нападающим против ленинградских «Трудовых резервов».

Вадим Синявский, к голосу которого прислушивалась вся страна, тогда восхищенно заметил: в ЦСКА появился быстрый, напористый, белобрысый нападающий. Телевизоров-то не было. Так что описание белобрысый добавляло красок. А уж комплимент от самого Синявского дорогого стоил.

В сезоне 1956 года Павел стал появляться в составе ЦДСА чаще. Провёл, правда, всего девять игр, зато забил четыре мяча, причём в четырёх матчах подряд – московскому «Торпедо», свердловскому ОДО, ленинградским «Трудовым резервам» и «Зениту». По нынешним меркам, просто отличный результат.

В октябре 1956-го он в составе ЦДСА сыграл товарищеский матч со сборной Тулы. Игра проходила на стадионе «Зенит» в кремле. Гости победили со счётом 5:1. В 1957 году на полуфинальную встречу ЦСК МО и московского «Локомотива» в «Лужниках» посмотреть на земляка приезжала целая группа косогорцев.

Ездили не только к нему. Он и сам принимал у себя дома великих футболистов своего времени.

«Кто только не сидел здесь на этой скамейке у нашего дома на Косой Горе, – рассказывала Зоя Фоминична. – Стрельцов, Разинский, Федотов. Какие имена! Всей командой приезжали к нам. Привозил Паша ребят и из других команд – умел дружить. Дом большой, всем места хватало».

Карьера в большом футболе прервалась неожиданно. В одном из столкновений Купрюхин сломал ногу, и уехал играть в группе советских войск в ГДР – это тогда тоже было почётно и прибыльно.

Его знал каждый болельщик в Туле. С Купрюхиным было легко и просто. Он всегда готов был поделиться последним. Про таких говорят – душа нараспашку.

Возвращение

После увольнения в запас Купрюхин вместе с Анатолием Двоенковым, игравшим когда-то в дубле ЦСК МО, поехал доигрывать в тульском «Труде», игравшем в классе «Б». Компания тогда подобралась в команде весёлая. Ещё и записной гуляка Виктор Бровкин вернулся домой.

В чемпионате тульская команда в ту пору звёзд с неба не хватала, шла примерно в середине турнирной таблицы. При этом сумела разгромить 4:0 вторую команду зоны — ленинградский «Спартак» и сыграть вничью 2:2 с её победителем — воронежским «Трудом». В следующем сезоне «Труд» стал шестым из тринадцати.

Но помимо футбола как такового команда славилась весёлой жизнью вне поля. Бровкина за его загулы честили на собраниях, увольняли из команды, потом возвращали – играть же кому-то надо. Доставалось периодически и Купрюхину. В 1962 году «Коммунар» писал о том, что в команде «грубо нарушалась дисциплина, элементарные нормы поведения футболистов. Особенно вызывающе вели себя Купрюхин, Ю. Сафронов, В. Сальков, считающие, что они незаменимые». Вся группа незаменимых деморализующе воздействовала на остальных игроков. При этом в том же «Коммунаре» писали, что из всех нападающих только ветеран Купрюхин и молодой Степанов радуют своей игрой.

В конце концов из команды Купрюхина отчислили. Сестра считала, что уходу из большого спорта способствовала смерть отца, после которой брат сломался. Отец всегда был для него главным советчиком в жизни. Возможно и то, что после футбола Павел так и не смог найти себя.

«Как брат он для меня сделал очень многое. Помог закончить институт. Ведь после смерти папы все легло на его плечи. Что отец не успел сделать, он доделывал», - рассказывала она.

Его знал каждый болельщик в Туле. С Купрюхиным было легко и просто. Он всегда готов был поделиться последним. Про таких говорят – душа нараспашку. Ещё и необыкновенный талант. Но судьба, в итоге, печальная. Павел Купрюхин ушёл из жизни в 43 года.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах