aif.ru counter
571

Бизнес-дед. Как 77-летний пенсионер стал предпринимателем

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 10. "АиФ-Тула" 09/03/2016
Дмитрий Борисов / АиФ

«Ведь раньше как было: головой думать не надо, - говорит предприниматель Владимир Смоленцев. - Делай, что тебе говорят, и поменьше спрашивай – будешь молодец. А когда Союз распался, бывшие руководители за голову схватились: как теперь быть? Раньше они работали по разнарядке сверху, а тут пришлось думать самому, решения принимать. Вот и рухнуло всё».

Земля сильнее жены

Смоленцев, пенсионер со стажем, считает, что самые умные люди – это предприниматели. «Вся ответственность на тебе: прикидывать, анализировать, действовать».

«Бизнесмены – самые умные люди».
«Место высокое, тихое, спокойное. И спать всё время хочется», - говорит он. Но спать пенсионеру некогда – работы полно. Здесь у него большой дом, полгектара земли и свой магазин. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

В деревне Сонино Заокского района Тульской области у него большой дом, полгектара земли и продуктовый магазин. В прошлом году он поставил дома wi-fi станцию – единственную в радиусе нескольких десятков километров. Отдал немалые деньги. «Пришлось. В налоговую теперь отчётность отправлять нужно только в электронном виде». Так в Сонино появился интернет.

Благодаря Владимиру Петровичу бывшие колхозные земли, брошенные в постперестроечное время, превратились в небольшое садовое товарищество. Он, как человек, более двадцати лет проработавший в министерстве сельского хозяйства РСФСР, получил возможность обрабатывать никому не нужные земли в Заокском районе.

«Даже жена не захотела сюда ехать, - рассказывает Смоленцев. – «Не хочу, - говорит, колхозницей быть». Ну, а меня всегда тянуло к агрономии. Вот и расстались мы с женой».

Всё эти события произошли в 1991-м году, когда страна-гигант распалась, а автор научных работ по агрономии, кандидат экономических наук Смоленцев съехал со служебной квартиры в Москве и обосновался в Тульской области. Супруга же осталась в столице.

А когда-то её нелюбовь к его агрономическим пристрастиям сыграла благую роль в судьбе Смоленцева. Его, 23-летнего выпускника Кубанского сельскохозяйственного института, назначили председателем одного из колхозов в Марийской АССР – опорно-показательного хозяйства «Победа». Жене же его на селе жить не хотелось. «Всё пилила меня: иди учиться, иди учиться… Я и поехал в Москву поступать в аспирантуру».

Или в тюрьму, или в председатели

«Отпускать из колхоза меня не хотели, - рассказывает Смоленцев. – Говорят: «Замену ищи». Ну, нашёл там одного парня. Он деловитый и покомандовать любит. Ты думаешь, в такие начальники много было желающих? Никто туда не шёл. Работы много, вся ответственность на тебе. И денег же не давали. У нас тогда были трудодни. Был случай: одного молодого мужика, следившего следить за техническим состоянием тракторов, поставили перед выбором: либо тюрьма, либо идти в председатели колхоза. Он там где-то недоглядел, техника неисправная на поле вышла и одного рабочего насмерть задавило. Получается, что по вине проверяющего. Вот ему и сделали предложение, от которого он не смог отказаться. Так и выбился в начальники».

Когда хочешь дело делать, делаешь его в любом возрасте.
Когда хочешь дело делать, делаешь его в любом возрасте. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

В Марийской республике в то время – 50-е годы – было 18 колхозов. Развалились все, кроме того, что я возглавлял. Теперь, конечно, у хозяйства есть собственник и всё перешло на коммерческие рельсы. Но лишь мой колхоз «Победа», ставший впоследствии «Искрой», перекочевал из советского прошлого в российское настоящее, сменив форму собственности, сохранив содержание. Остальные 17 поросли бурьяном.

Потому что установка была какая: делай, что скажут, и поменьше вопросов задавай. Инициатива, как говорится, наказуема. Какое тебе дело, что там творится в целом в отрасли, к чему мы идём, зачем всё это? Тебе сказали сверху: строим светлое будущее. Для этого конкретно тебе в твоей зоне ответственности нужно делать то-то и то-то. Всё. Дальше не лезь. Очень многих это устраивало. А когда страна развалилась, огромные территории стали никому не нужными. Бери землю, работай, развивайся. И вот все эти безынициативные аграрии сели на одно место и глазами захлопали: «А как нам теперь быть?». И за копейки, ну, просто за бесценок, стали продавать свои, уже приватизированные впоследствии, участки. В очереди стояли, чтобы продать.

В окрестностях Сонино.
В окрестностях Сонино. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

Заокская Швейцария

Смоленцев же решил на земле обосноваться. Начал строиться. Первые пять лет жил в бане. Потом как-то поехал к дяде в родную Марийскую республику, рассказал ему о своих планах. Дядя, директор лесхоза, порекомендовал ему бригаду татар-строителей, отменных специалистов. Они перебрались в Тульскую область и три года жили у Смоленцева, возводя его хозяйство.

Часть земель он продал. В живописные места Заокского района охотно едут москвичи, строятся здесь, оборудуют дачи. В Сонино сегодня 14 домов, лишь два из которых – коренных жителей.

Опять же, при активном участии Смоленцева здесь были построены дороги, электролинии, появился магазин, построен висячий мост через реку Скнига, пешеходная дорожка из плит протяжённостью 2 км через лес до станции Приокская, которую садоводы между собой называют «смоленцевской тропой».

А сам Смоленцев называет Сонино «Заокской Швейцарией».

«Место высокое, тихое, спокойное. И спать всё время хочется», - говорит он. Но не спит. Работает.

Смоленцевские сады

«Встаю сейчас поздно – часов в семь, - рассказывает. – И сразу берусь за лопату. Раньше нанимал узбека мне помогать за 500 рублей в сутки. Сейчас уволил его – 2 тысячи заломил. Пока как-то один справляюсь. И жена помогает».

Нина Фёдоровна, нынешняя супруга Смоленцева – бывшая москвичка. Работала продавцом в табачной лавке. В соседний с лавкой магазин пенсионер-предприниматель часто привозил картошку, был их поставщиком. Там с будущей женой и познакомился. Она с охотой переехала в сельскую местность. Теперь работает продавцом в магазине мужа.

Сонинские курорты.
Сонино. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

Смоленцев ведёт большое хозяйство, специализируется на выращивании овощей и рассады овощных культур. Так же держит кур. Выращивает ягоды элитных сортов смородины, земляники, малины, крыжовника. Его двор летом напоминает ботанический сад. Яблоки, груши, сирень, арбузы, дыни, китайский лимонник и даже грецкий орех. В саду - 40 кустов винограда, саженцы которых он выращивал сам.

Пример Конюхову

К слову, именно в Сонино известный путешественник и священник Фёдор Конюхов заявил, что планирует по-соседству построить новое село. Как рассказывал он в своих многочисленных интервью, планы просто грандиозны: здесь должна появиться детская школа путешественников, храм Николая Чудотворца, детский спортивно-туристический лагерь, музей истории путешествий, девять часовен. Как утверждал Конюхов, храм и часовни будут возводиться совместными с региональными властями усилиями. Путешественник считает, что в таком селе смогут жить до 700 человек.

С Конюховым знаком и Смоленцев. В его кабинете на стене висит их совместное фото. Нельзя, конечно, утверждать наверняка, но вполне может быть, что примером этого грандиозного проекта (село Конюхова) послужили многочисленные смоленцевские инициативы. Место преобразилось благодаря фермеру.

Однако преемника Владимир Петрович себе пока не нашёл. От первого брака у него сын и дочь. Сын работает в Москве нотариусом, дочь – медицинский работник. Двое внуков, есть правнук – Артемий. Дети второй жены Смоленцева также не планируют связывать свою жизнь с сельским хозяйством. Внуки тоже. А правнуков по линии жены у Смоленцева пока нет.

«Я им говорю: давайте, рожайте. Будут у меня наследники. Дом достанется им. Хозяйство. Ну, думают. Вообще же, никто сейчас не хочет ехать на село. Я, вон, один участок продал москвичу – так он и его не обрабатывает. Сейчас снегом завалило, ничего не видно. А летом бурьяном зарастает. Всю красоту только портит. Зачем, спрашивается, тогда покупал?»

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах