aif.ru counter
194

Без нытья и уныния.Зенитчица - о грохоте снарядов и победоносной скромности

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. "АиФ-Тула" 13/05/2015

Пелагея Никитична Власова принимала участие в боях в составе 153-го зенитно-артиллерийского дивизиона в январе 1942-го. О защите Узловой и о свахе-командире, которого нельзя ослушаться, - наш разговор с ветераном Великой Отечественной войны.

Досье
Пелагея Никитична ВЛАСОВА родилась 7 ноября 1923-го года в селе Некрасовка. Была ефрейтором в составе 153-го зенитно-артиллерийского дивизиона в 1942-м году (г.Узловая). Её боевая часть покинет Узловую в конце 1943-го года после Прохоровского сражения. После 1945-го года Пелагея Никитична некоторое время служила в военной части своего мужа в Баку. Демобилизовалась в 1952-м. Награждена медалью «За боевые заслуги», знаками «Почётный защитник г.Тулы», «За героизм и отвагу», «Отличник ПВО», Орденом Отечественной войны 2-й степени. После войны Пелагея Никитична много лет проработала заведующей детским садом. А её сыновья подарили ей 4-х внуков, а те – 3-х правнуков.

Заживо «похоронили»

Пелагея Власова: - Я родилась в деревне Некрасовка в Ленинском районе. Детей у мамы с папой было трое: я и мои братья, Георгий и Григорий. Старший Георгий, можно сказать, заменял нам рано ушедшего из жизни отца Никиту Михайловича Голованова. В нашей деревне брат работал председателем колхоза, при этом много времени уделял нашему воспитанию. Он мастерил для нас качели, карусели, турник.

В колхозе работали с раннего утра и до обеда, потом несколько часов отдыха и опять работа до заката. Тяжёлый это был труд. И мой брат, сам не пьющий и не курящий, мужикам водку покупал иногда. Чтобы те хоть изредка расслаблялись.

Фото: АиФ-Тула

А вскоре война началась. Ощущение было, что тебя прижали к стенке и перекрыли кислород. Но мы боролись со своим страхом.

В доме – шум, суета, все проснулись, и только мама спала, поскольку немного недослышала. Старший брат не служил в армии, у него в детстве была травма глаз. А младший к 1941-му году уже успел отслужить и его даже наградили за отличную воинскую подготовку фотокарточкой, где он стоит на фоне развёрнутого Красного знамени. После армии Григорий работал в деревенском комитете заведующим комитетом по заготовкам. И, как началась война, его призвали на фронт. Через некоторое время односельчанин прислал нам письмо с фронта, в котором говорил, что, мол, «убили Гришу», он «сам видел мёртвое тело». А вскоре Гриша прислал нам письмо. Оказывается, его перекинули в Новосибирск. Он был тяжёло ранен и контужен, поэтому от него долго не было известий. В Новосибирске после войны он и остался жить.…В 1941-м году сельское радио в Некрасовке не работало, поэтому никто не услышал голоса Левитана с сообщением о начале войны. Зато отчётливо был слышен женский крик и плач на улицах. Мужья и сыновья собирались на фронт. Но это было уже в последующие дни. А тогда, в пятом часу утра 22-го июня, первым о войне услышал один из моих братьев.

«Я очень хочу служить!»

Дмитрий Борисов, «АиФ в Туле»​: - Чем вы занимались в 1941-м году?

- До ноября работала в колхозе вместе с другими ребятами. Мы с 1-го класса были задействованы в школьной бригаде. После занятий работали: кто сеял, кто выращивал рассаду, что высаживал, кто убирал. А с 4-го класса я уже собирала скирды сена. Но когда началась война, конечно, мы ощутили особенную ответственность на себе. И не было у нас ни нытья, ни уныния. Но работы прибавилось. Нужно же было и норму колхозную выполнить, и заготовить корм колхозному скоту, и свою корову с козой накормить. Женщины пригоняли скот, чуть ли не падая от усталости. Коровы выли, женщины плакали. На нас, на подростках, лежала ещё и фронтовая «повинность». Нужно было заготовить по 10 кубометров дров. А когда моим пяти одноклассникам исполнилось 17, их отправили на фронт. Ни один не вернулся.

- А как вы оказались на передовой?

- В ноябре 1941-го года мне исполнилось 18 лет, меня демобилизовали в действующую армию. В это время тяжёлые бои шли в Узловой, фашисты захватили станцию. 14-го декабря первый гвардейский кавалерийский корпус освободил город. Командовал корпусом генерал-майор Вячеслав Васильев, ставший в 1966-м году Почётным гражданином райцентра. Кстати, его имя носит одна из улиц в Узловой, которая располагается в микрорайоне Любовка.

А уже в январе 1942-го я – ефрейтор Голованова (моя девичья фамилия) –была в составе 153-го зенитно-артиллерийского дивизиона. Когда мы приехали на станцию, нас разместили в районе шахты № 3, выдали форму, развезли по огневым точкам. Коротко подстригли как мальчишек. Из всех девушек я была единственной, у кого было образование. Я закончила Образцовую Яковлевскую школу. И меня, как самую грамотную, назначили работать в штаб. Но я боялась туда идти. Боялась офицеров. Как женщина боялась. И рвалась в бой. И думала, что убегу из штаба, если меня туда всё-таки отправят. Потом к нам приехал командир 3-й батареи Дубривный. Я кинулась к нему: «Возьмите меня, пожалуйста, на фронт, я очень хочу служить!». И он назначил меня командиром зенитного орудия. Я и тут оказалась самой образованной. До этого я изучала книжку по работе такой техники, знала принципиальную схему работы. Мы, зенитчицы, носили тяжёлые ящики со снарядами на себе.

Однажды во время боя я вызвалась на замену человеку, повредившему руку. В конечность то ли попали осколки, то ли ещё что-то – ранения как такового не было, но и продолжать бой он не мог. Позже «за замену» меня наградили медалью «За боевые заслуги».

Сваха Иванцов

- Говорят, со своим будущим мужем вы так же познакомились на фронте…

- Да. К нам в часть перевели Логантия Ивановича Власова. Он и стал мне мужем и отцом моих сыновей.

Фото: АиФ-Тула

- Как же он сделал вам предложение?

- Он ничего не делал. И, вообще, признаться, поначалу я его не жаловала. Критиковала за работу, а, точнее, за её отсутствие. Нужно было тренироваться, готовиться к бою. Мы мёрзнем, занимаемся. А они спят! Вы понимаете, мы должны были слаженно работать, каждый одинаково хорошо! Именно от этого зависел наш успех в бою. Вот прибористы у нас работали синхронно, а зенитчики… ну, как-то по-разному. Но он мою критику даже не воспринимал. Я говорила, а он просто молчат. По всей видимости, уже тогда обдумывал, как ко мне подступиться. И попросил стать посредником в этом деле командира нашей части Иванцова. Вот ведь, я сейчас даже не помню его имени. Помню только, что фамилия его Иванцов. Он вызывает меня и делает предложение. «Выходи за него замуж. За нашего Власова». Я говорю, что пока война не закончится, ни за кого не пойду. С тех пор к этому более не возвращались. И лишь настала Победа, то тут же вернулись. Вы понимаете, Власов боялся, что я ему откажу. Он понимал: если я скажу «нет», то это всё. Второго шанса не будет.

- А командиру вам было сложнее отказать?

- Но он же всё-таки был для нас авторитет! Ну, я и дала своё согласие. Муж у меня оказался очень добрым, о себе практически не думал. Я ему, помнится, говорю: «Ну, купи ты себе, наконец, новые туфли, гражданские!». «Не надо, я эти отремонтирую и ещё в них похожу». Вот такой он был самоотверженный. Но зато когда у нас случалась ссора, он тут же: «Может быть, сходим в магазин? Посмотрим мне какие-нибудь новые туфли?». И, конечно же, мы сразу шли. Но обычно только зря ноги били, потому что всё равно ничего не покупали. Зато от ссоры не оставалось и следа.

- В семье главным человеком были вы?

- Вы правы. Но мой муж рано умер. Младшему сыну Володе тогда было 12 лет, а старшему Вячеславу – 17. Мой муж работал в ЦКБ, в отделе по снабжению, был комплектовщиком. Старший сын стал врачом. А ведь доктором в молодости я хотела быть. Причём мне было не важно, каким именно. Но война все планы перекроила. А у сына, вот, это получилось. 45 лет он проработал хирургом в областной больнице. А младший сейчас живёт в Перми, работает на судостроительном заводе. Он у меня был бегун.

- Спортсмен?

- Да если бы! Он убегал из дома, как только я куда-то уходила.

- Как же так получалось?

- Я закрывала его на ключ в квартире. Но он выпрыгивал в окно! Вы представляете? Такой взрослый, учился уже в 10-м классе, а такое себе позволял! Дело в том, что на нашей улице водилась очень плохая компания и я всячески ограждала сына от её вредоносного влияния. Все приходят из школы и учат уроки, а он хотел общаться с теми, кто вообще не учится. Я, разумеется, не могла такого допустить. Я сама ходила в школу и выписывала все его домашние задания. Даже учителям это не нравилось, но я обращалась к директору. И из обычной школы мой сын перевёлся в вечернюю, а потом опять в обычную, но уже в другую. Закончил в итоге техникум. Занимался изготовлением инструментов. И мастер он, скажу я вам, был просто на все руки! Ему его старший брат всегда говорил: «Какой же из тебя мог бы получиться хороший травматолог. Ты бы все косточки аккуратно разложил, всё бы было как надо». Старший был вообще очень серьёзный. Уже в 6 лет прочитал «Молодую гвардию» и «Так закалялась сталь». Два инсульта пережил. Эх, я вот только всегда хотела, чтобы он стал учёным… Ему заниматься наукой, конечно, нужно было бы. С его способностями-то.

Но каждый делает жизнь такой, какой хочет её видеть сам.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество