Примерное время чтения: 8 минут
290

От Смидович до губернатора Шлиппе. Как в Туле появился первый детский сад?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44. "АиФ-Тула" 02/11/2022 Сюжет История и загадки Тульской области

В октябре 1872 года в областном центре открылся первый в России детский сад. Хозяйкой детского учреждения стала жена тульского врача Викентия Смидовича Елизавета Павловна.

Беготня, возня и песенки

Детские сады были идеей немецкого педагога Фребеля. Он считал, что целью воспитания должно быть развитие природных особенностей детей. Главные принципы системы Фребеля: для маленького ребёнка жизнь заключается в игре. У детей врожденное чувство общественности. Он также подметил пристрастие маленьких детей к рассказам, а также любовь к животным, к пению и цветам. Наказания в его системе не было вовсе.

Фребель считал, что за детьми надо ухаживать так же, как садовник ухаживает за деревьями и цветами. Отсюда и название – детский сад. Первых воспитательниц, соответственно, красиво называли садовницами. Для пропаганды новых идей воспитания повсеместно, в том числе и в России, открывались фребелевские общества. Такие курсы и прошла в Москве Елизавета Павловна Смидович. Они были созданы в Петербурге и в Москве в 1871 году. Будущие садовницы получали здесь знания по анатомии, физиологии, гигиене, психологии и педагогической практике, различным творческим практикам. Но опыта их практического применения, конечно же, ещё не было.

Елизавета Павловна Смидович
Елизавета Павловна Смидович Фото: Public Domain

Переполняемая новыми педагогическими идеями Смидович вернулась в Тулу и с энтузиазмом взялась за дело. 5 октября в газете «Тульские губернские ведомости» было опубликовано объявление: «С разрешения попечителя Московского учебного округа я открываю с 1-го ноября этого года на Большой Дворянской улице в собственном доме детский сад для детей от трёх до семи лет. Елизавета Смидович». Поскольку никаких других сведений об аналогичном, более раннем заведении в России не имеется, тульский, учрежденный Елизаветой Павловной, и принято считать первым в России.

Первыми воспитанниками стали старшие дети в семье, в том числе и будущий писатель Викентий Вересаев, а также дети соседей и знакомых. В доме на Верхне-Дворянской улице под него отвели лучшие комнаты – столовую, зал, гостиную. В зале стояло пианино. Здесь занимались подвижными играми. Они по терминологии того времени именовались беготня, возня, песенки и разговоры во время игры. Бывшую гостиную отдали под гимнастику – физические упражнения. В классной комнате рисовали, читали, занимались лепкой и вырезанием из бумаги. Один день в неделю дети разговаривали только на немецком языке. 

С советских времен к этим сообщениям принято добавлять, что никакой помощи от города на свою инициативу Смидович не получила. Надо полагать, что никакой помощи она и не ждала, ведь это была её личная, частная инициатива. 

Основную часть расходов на содержание взял на себя известный в городе врач Викентий Смидович, который, по-видимому, просто уступил новому увлечению жены.

Они были страстно влюблены друг в друга, несмотря даже на очевидные для того времени препоны. Смидович – католик, а Елизавета Павловна истовая православная, веровавшая, что только в православии может быть истинное спасение. 

Викентий Вересаев в «Воспоминаниях» писал о матери, что «эта потребность превращать работу в радостно-жертвенное мученичество лежало глубоко в маминой натуре. У мамы был непочатый запас энергии и жизненной силы. И всякую мечту она сейчас же стремилась воплотить в жизнь».

Узкий круг специалистов

Идеи Фребеля в России были встречены с большим сомнением – не только педагогами, но и медиками. Врачи указывали на то, что малый возраст подвержен эпидемическим болезням, а такие учреждения обязательно станут рассадниками этих болезней. Мелкие работы типа лепки вредят зрению. И вообще, когда слишком много заботятся об умственном развитии детей, они от этого становятся нервными. Педагоги же видели в новых идеях отупляющее влияние немецкой системы. 

Столь же сомнительно утверждение, будто детский сад в России сразу же стал предметом внимания людей просвещенных. Детские сады действительно получили широкое распространение в Западной Европе и в Америке, где число воспитанников исчислялось тысячами, и сады открывались даже в небольших городах. А вот в России, с традиционным домашним воспитанием, они в то время не привились.К концу девятнадцатого века по всей России их посещали около тысячи детей, включая и те, которые без всяких оснований пользовались названием детский сад. Детский сад Смидович в Туле просуществовал только три года – на большее финансовых возможностей доктора Смидовича не хватило.

Кроме того, русские посещались в основном детьми почти школьного возраста, что изменяло и программу, и всю сущность детского сада Фребеля. Они стали не местом воспитания и свободного развития ребят, которым учиться ещё рано, а местом, где в облегченном виде преподавались предметы школьного обучения: чтение, письмо, счёт и иностранный язык. Русского перевода сочинений Фребеля по-прежнему не было, и о нём знал только узкий круг специалистов.

В 1897 году в Москве существовали 13 детских садов приблизительно с 20 воспитанниками в каждом. Но это были больше учебные заведения для маленьких, которых обучали чтению, письму, счету, а также иностранным языкам. Французский язык был введен почти во всех московских детских садах. В одном был немецкий, ещё в одном преподавали танцы. 

В Петербурге с 1894 года фребелевское общество вместе с обществом попечения о бедных и больных детях основало народный детский сад с платой 10 копеек в месяц, от которой были избавлены беднейшие дети. Он посещался 50 детьми под надзором двух садовниц. Дети от 3 до 6 лет занимались фребелевскими работами, а от 2 до 4 «совершенно свободно играли в мяч, лошадки и куклы, и все они имели веселый и довольный вид. Это дети, которые живут в углах под лестницей швейцарской, дворницкой и т.д. В детском саду они в светлых чистых комнатах, под хорошим надзором и правильно развиваются». 

В Тифлисе частный детский сад существовал с 1887 года, посещался 35 детьми, с платой 4 рубля в месяц. Также были четыре в Одессе, с общим числом в 100 детей и один в Киеве. 

Под присмотром Пушкина

В 1897 году в Туле, по инициативе губернатора Владимира Шлиппе, принимая во внимание целесообразность физического развития детей, вновь был открыт детский сад. Тот самый, где через два года установили памятник Пушкину. Его также называли английским, а потом пушкинским, но и название детский было широко популярно. На ассигнованные двести рублей построили павильон для отдыха ребят, горку, гигантские шаги, качели, подвижные снаряды. Позже подвижные снаряды для гимнастики были сняты как опасные.

Надпись на открытке: Пушкинский детский сад. Начало ХХ в.
Надпись на открытке: Пушкинский детский сад. Начало ХХ в. Фото: Public Domain

Учреждение открывалось для гуляния в девять утра. С четырех же и до позднего вечера здесь велись под наблюдением опытной учительницы разнообразные игры, сопровождаемые криками и беготней воспитанников. Поскольку беготня в сообщениях упоминается постоянно, надо полагать, что в ней воспитатели того времени видели особую прелесть. 

После того, как в учреждении установили памятник Пушкину, вскоре здесь появилась и пушкинская читальня с большим выбором книг. 

Английский – Детский – Пушкинский сад был любимым местом отдыха туляков и игр местной детворы. На его территории в 1908 году было посажено большое количество деревьев. И управа относилась к этому месту отдыха горожан с большой любовью. О чем свидетельствует, например, заявление в Тульскую городскую управу купца Виктора Алексеевича Невернова, написанное 22 февраля 1910 года.

«До моего сведения дошло, что городской управе сделано предложение о сдаче в аренду Английского, ныне Пушкинского сада под здание синематографа. Давно уже имея надобность в устройстве постоянного каменного здания, я останавливал своё внимание именно на этом месте. Но, признавая цели, для которых предназначен этот сад, выше экономических расчетов, я не считал возможным сделать подобного рода предложение. Видя же инициативу в данном деле от другого лица, я, со своей стороны, предлагаю городу сдать мне вышеуказанное место в аренду».

Как не обратить внимание на эту фразу: «признавая цели, для которых предназначен этот сад, выше экономических расчетов». И купцу Невернову и всем другим, покушавшимся извлекать выгоду из аренды Пушкинского сада, было отказано. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах