aif.ru counter
947

Не прикидываются ветошью. Как живут в условиях, непригодных для жизни

Дмитрий Борисов / АиФ

На улице Рихарда Зорге сносят старые дома. Сносят выборочно, поэтому местные пейзажи сейчас выглядят довольно эклектично. Рядом с относительно приличными жилищами, построенными в 90-е, красуются двухэтажные трущобы, а между ними – новообразовавшиеся пустыри, на месте которых когда-то стоял дом, не прошедший проверку временем.

Бабушкина борьба 

- Посмотрите, в каких условиях жила ветеран войны. Сколько лет добивалась улучшения жилищных условий, да так и не добилась. Померла. Теперь мы, её дети, криком кричим, - говорит живущий в доме №28-Б по улице Р.Зорге Владимир Савинов.

Разруха на Зорге.
Разруха на Зорге. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

Комнату в коммуналке шлакоблочной двухэтажки 1949-го года постройки Савиновы купили в 1995-м году. Переехали в Тулу из Щёкина. На что хватило денег у большого семейства - муж, жена, две дочки и бабушка Мария Васильевна, ветеран ВОВ, то и взяли. Тогда казалось, старый дом долго простоит. Но вскоре в потолке появились трещины. Ветеран, в Великую Отечественную бывшая партизанкой в Керчи, начала писать письма в разные инстанции. «Помогите с жильём, дом вот-вот развалится». Ответы были типичными: «Вы сами эту квартиру себе купили».

Но бабушка-ветеран продолжала писать и писать. В прошлом году она отправилась в мир иной. Когда в кухне провалился пол, а у соседей снизу – потолок, сын Марии Васильевны, продолжил бабушкину борьбу.

Трубы гниют. Пол тоже
Трубы гниют. Пол тоже Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

- Коммунальщики говорят: пол провалился из-за того, что я установил душевую кабину на кухне, - говорит Владимир. – Мол, перекрытия не выдержали тяжести. Ёлки, да она весит меньше меня раза в четыре! Тут просто всё уже давно на соплях держится: время пришло, не всё же вечно под луной. Так они поставили на кухне моей соседки снизу, куда обрушился потолок, подпорки. Это они заделали, называется. Просто закрыли дырку и подпёрли её досками.

Условия для жизни оставляют желать лучшего.
Условия для жизни оставляют желать лучшего. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

Соседка снизу смирилась с таким положением дел. И даже повесила на одну из опор маленькое зеркало. Она явно не считает эти подпорки временной деталью интерьера.

А Владимир Савинов сейчас надеется только на то, что их дом снесут, а семью расселят. И хочет, чтобы про их проблемы поскорее узнал тот, кто может принять такое решение.

Бомжи настроены решительно

А вот жителям дома № 21-Б по улице Дементьева предлагали временно, пока не дадут квартиры по программе переселения, пожить в общежитии. Недавно в доме, в котором осталось всего три семьи, обвалилась часть стены. Но жители от общежития отказываются.

Светлана Мельникова.
Светлана Мельникова. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

- Там грязь и антисанитария, - говорит инвалид II группы Светлана Мельникова, живущая в доме по улице Дементьева. – Я в квартире у себя, по крайней мере, могу воды нагреть. Зимой, правда, её вообще не бывает – трубы замерзают. Но сейчас-то не зима. И потом, это их «временное» будет длиться всю жизнь. Я поговорила с теми, кто живёт в этом общежитии. Мне сказали, что самое маленький срок, что придётся там прожить – 5 лет. Нам такого не надо.

Рядом относительно новые дома.
Рядом относительно новые дома. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

После этого отказа, как рассказывает пенсионерка, судебные приставы оштрафовали стариков на 5 тысяч рублей – эти деньги были вычтены из их пенсий.

Штрафные санкции коснулись и 74-летнего Виталия Глухова, живущего с супругой и дочкой в соседнем подъезде. У Виталия Михайловича – одна нога и без малого 40-летний стаж работы на предприятиях «Тулачермет» и «Штамп», от которого он и получил эту квартиру.

Виталий Глухов.
Виталий Глухов. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

- Мне, одноногому, под конец жизни в награду за мои трудовые подвиги в общагу – ну, просто лучше не придумаешь, - говорит он.

А в пока ещё не всеми оставленный дом, будто чуя перспективу, наведываются местные бомжи. Люди рассказывают, что те уже жгли костры на первом этаже.. Бомжи настроены решительно. Один из них объявил, что они намерены «приватизировать» опустевшие квартиры и, если их не пустят в дверь, выбьют окна. Им пригрозили вызовом полиции, после чего их пыл немного остыл. Но местные жители уверены: не надолго.

- Живём – и боимся, - говорит Светлана Мельникова, так же всю проработавшая на «Штампе».

Стены в ванной.
Стены в ужасном состоянии. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

Плаксин дом 

А в дом 19-а по улице Дементьева захожишь, как в весенний лес. В сезон активизировались клещи и, чтобы не быть покусанным, эпидемиологи советуют носить плотную закрытую одежду и головной убор. Все эти правила подошли бы и для этого дома, построенного в 30-е годы прошлого века. Потому что на общей кухне здесь кишмя кишат тараканы – эти, как принято думать, бегущие от дневного света твари. Тысячами они мигрируют сюда с помойки, масштабы которой можно оценить, выглянув в окно. Средь бела дня рысачат по полу и потолку, кастрюлям и стаканам, вывешенному на сушку взрослому и детскому белью.

Детей в этом доме сейчас 16 Здесь живут15 семей. Но это не значит, что почти в каждой из них есть дети. Например, только в семье Елены и Александра Пастухова их пятеро. 7 человек живут в двух маленьких сырых комнатах коммуналки.

Даже не самых младших из них нельзя отпускать во двор без присмотра. Недавно около входной двери обвалилась часть крыльца. Многого не надо: оступиться в слякотную погоду – и полетишь вниз либо на острые камни, либо в грязь, которая во дворе заменяет дорогу.

Этот дом снесли.
Этот дом снесли. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

- Соседний дом, того же года постройки, что и наш, снесли, а людей расселили, - говорит местная жительница Валентина Суворова. – А всё потому, что их дом признали аварийным, а наш – только ветхим. Мол, эти ещё потерпят.

В раковинах санузла, что на первом, что на втором этаже толстой струёй из крана бьёт вода. Её невозможно перекрыть, водопроводчики говорят, что лучше даже не пытаться трогать вентили – трубы настолько старые, что рассыплются в пыль при любом прикосновении.

Воду закрыть нельзя.
Воду закрыть нельзя. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

- Замечательный подход к делу, - говорит местный житель Олег Леонов. – В то время, как везде у нас говорят об экономии ресурсов и призывают устанавливать счётчики на воду, тут вода расходуется в титанических масштабах.

Старейшего жителя дома зовут дядя Костя. Ему 86 лет и у него говорящая фамилия – Плаксин. Он практически не ходит и крайне плохо слышит. Но на вопрос, когда он получил комнату в этом доме, отвечает с точностью: «5 декабря 1965-го года». Он так же работал на «Штампе» почти всю жизнь. Как и его жена, Валентина Суворова, получившая звание Ветеран труда.

Константин Плаксин.
"Дядя Костя" с говорящей фамилией Плаксин. Фото: АиФ/ Дмитрий Борисов

Предприятие отблагодарило их полувеком жизни в самом «лучшем» доме, из тех, что стоят в этой, вселяющей оптимизм, местности. И, действительно, равных этому дому мы в округе не обнаружили.

Куда ползём: почему тульские дома трещат по швам | Фотогалерея

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество