aif.ru counter
13.10.2014 17:49
236

Капитально-разрушительный: почему после ремонта иной раз хуже, чем до него?

Изящную кривизну труб особенно подчёркивает комод.
Изящную кривизну труб особенно подчёркивает комод. © / Дмитрий БОРИСОВ / АиФ-Тула

- Отремонтировали наш дом по 185-му федеральному закону. Так сделали - глаз не оторвать! - позвонил к нам в редакцию житель дома № 28 по улице Кирова Донского Владимир Бунаков. - Приезжайте, посмотрите: вы такого, наверное, и не видали никогда.

Мы приехали.

До сотых долей дроби

Результаты капремонта в квартире председателя совета дома. Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

Владимир Бунаков знает о своём доме всё. Спрашивается: ну и что? Дом всего о двух подъездах, старый, квартир мало. Какой такой особой информированностью тут можно хвастаться? Но такой, как у Бунакова, - не только можно, но и нужно. А если ещё относиться ко всему так, как привык этот пенсионер, просто-таки с неземной ответственностью и щепетильностью, то есть шанс по-настоящему понять, почему многие знания рождают многие печали.

Бунаков может похвастаться ещё и недюжинной выдержкой. Первое матерное слово в его животрепещущем и эмоциональном рассказе о том, как в Донском по 185-му ФЗ капремонт делали, проскочило лишь на третьем (!) часе разговора. «Ой, блин, я только что сказал слово «…», - искренне испугался, повторив запрещённое, Владимир Валентинович. - Немедленно сотрите!» Наверное, подумал, что каждая его фраза будет пропечатана в газете. Жаль, но это невозможно технически.

Пенсионер скрупулёзен до невероятия. Помнит все цифры наизусть, вплоть до сотых долей дроби в числе. До пенсии он работал в Госпромнадзоре - ведомстве по надзору за безопасным ведением работ на промышленных объектах. Работал в шахтах в Монголии. Заслужил Героя Труда. Контролировал также техническое соответствие выполняемых работ и расследовал причины произошедших на производстве смертей. Листая сметы и акты приёмки работ по капремонту, успел рассказать нам несколько триллеров: «Бывает, что от человека оставалась одна нога в сапоге, - и выясняй потом, кто виноват, что так получилось. Бывало такое, что несколько рабочих погибали сразу - от поражения электрическим током. Бывало, что задавит кого электровозом. Помню, девять человек одновременно убило взрывом метана. Жуть, а не работа!»

Владимир Валентинович раскладывает хрупкие жёлтые газетные вырезки советской монгольской прессы. «Узнаете меня?» - показывает зернистое групповое фото улыбчивых шахтёров, только что поднявшихся из глубин на свет божий. Узнать, если приглядеться, можно. «А я ещё дружил с министром геологии и горнорудной промышленности Монголии», - сообщает он, передавая в подтверждение вчетверо сложенную визитку с надписью: «Утханы Мавлет. МНР. Улан-Батор». И телефон в конце приписан.

Владимир Бунаков знает о своём доме всё: от фундамента и до чердака. Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

Бунаков работал в монгольских шахтах более 20 лет: «Проверял каждую деталь, контролировал все нюансы - я был как прокурор, только на производстве». Однажды получил тяжёлую производственную травму, был парализован, лечился, отлёживался, выкарабкался. За многолетний тяжёлый и нервный труд сейчас он имеет пенсию чуть более 11 тысяч рублей, но, правда, с небольшими надбавками - за Героя Труда и «за экологию», ещё немногим более тысячи. Но Владимир Валентинович не жалуется. Он и времени-то на жалобы практически не имеет. Во время нашей беседы он проводил обширнейшую экскурсию по своему дому и придомовой территории, показывая, как в конце 2012 года здесь делали капитальный ремонт в рамках 185-го федерального закона. Именно эти вещи его сейчас более всего волнуют. Владимир Бунаков - председатель совета дома № 28 по улице Кирова.

Бутафорское отопление

Обстоятельный и фундаментальный подход к вопросу: настольные книги Бунакова. Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

В его комнате - старый телевизор, шахматы, старые пыльные подшивки газет/журналов, аккуратно разложенная юридическая литература: Гражданский, Уголовный, Земельный кодексы, Закон о защите прав потребителей. В углу - между одной стеной, где фотообои, и другой, где их нет, - новые пластиковые трубы отопительной системы, что установили ему во время капремонта.

Трубы белые и на фоне старых стен смотрятся особенно красиво: изящно очерчен изгиб тонкого пластика, выгнутого выпуклой дугой. Как лук, из которого стреляют. Пенсионер демонстративно проверяет трубы на прочность. Они шатаются, и сильно, потому что не закреплены должным образом. И напоминают бутафорию, призванную создать видимость того, чего на самом деле нет.

- Ведь говорю им, рабочим, - рассказывает Бунаков. - Как же вы так делаете, мать вашу перемать? Они отвечают: «Шёл бы ты лесом». Наняли каких-то бывших зеков, только и огрызаются, чуть ли не угрожают.

И ведь они снесли уже все старые трубы к тому времени. Если бы я сопротивлялся, остался бы вообще без отопления. Ну и что, мало того что всё криво, так ещё и топят намного хуже, чем раньше.

Я даже специалистов приглашал, замеряли температуру в комнате - 16-17 градусов. А в санузле, где поменяли стояк, - вообще всего градусов 8!

Пенсионер показывает смету, в которой расписаны работы, которые предстояло выполнить в этом доме. «Я всё изучил. Заметил, что в некоторых местах одни и те же работы указаны по два раза. Всего на наш дом было выделено 1 млн 770 тысяч рублей. Из этих денег - я всё посчитал - работ не выполнено на 647 тысяч 734 рубля», - утверждает дотошный Бунаков.

Новые трубы отопления в квартире лежат просто на полу, без подпорок. Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

Как Мамай прошёл

Следующий пункт нашей экскурсионной программы - подъезд. Такая же ситуация с новыми пластиковыми трубами отопления и здесь. Она шатаются, и если их случайно заденет ребёнок или какой подвыпивший сосед, то может случиться беда. Выглядят они так же хлипко, как и те, что в квартире пенсионера. А в них, между прочим, горячая вода: если она хлынет, это чревато не только затоплениями, но и ожогами.

Соседка Бунакова с первого этажа, одинокая пенсионерка Наталья Нешерот, возмущена проведённым капремонтом ничуть не меньше председателя совета дома.

Результат ремонта в квартире пенсионерки Натальи Нещерот. Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

- В 2010 году я сделала дома ремонт, взяла деньги в долг, поклеила новые обои, линолеум положила! - кричит она. - Так раскурочили полстены, когда меняли трубы, ободрали обои, поднимали полы, разбили бачок от унитаза, поломали ножки от шкафа в прихожей. Вот, смотрите, кирпичом теперь его подпираю. Остался от сломанной стены. Как в анекдоте: разбирали утюг, собрали заново, остались лишние детали.

«Не ремонт, а издевательство!» Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

У другой соседки Бунакова - Натальи Сапроновой - проваливаются полы после их вскрытия, течёт стояк в туалете. Трубы отопления - так же как и везде в этом доме - не прикреплены нормально к стене и шатаются. Снизу подпираются кирпичами.

- Почему наш дом не будет нормально отапливаться? - поясняет Владимир Бунаков. - Да потому что до капитального ремонта внутреннее сечение трубы было 50 мм как с одной, так и с другой стороны радиатора.

А сейчас с одной стороны - в 2,6 раза меньше (оцените точность! - прим. автора), поэтому мы имеем так называемый эффект воронки. Слива нормального не будет, и вода начнёт застаиваться. Нормальная скорость воды - 2 м в секунду, а мы сейчас имеем 1-0,5 м. Поэтому у нас так холодно. Я не из головы это всё взял, подчёркиваю: я ходил к специалистам, и не к одному, выяснял все эти подробности.

Следующий момент: вот они заменили старые чугунные трубы на пластиковые, поставили вентиль. Но они должны были копать ещё на 1,5-2 м, чтобы вывести старую трубу наверх. Потому что если она, только б не накаркать, прорвётся, то у тебя, Наташ, будут опять снимать полы и опять будут копать. Но уже будут конкретно так зарываться, потому что нужно будет искать этот прорыв в земле! А на какой он глубине - ещё неизвестно…

- Да я сама их скорее зарою, - спокойно отвечает женщина, сонно обозначая, что и не таких ещё в этой жизни на место ставила.

Бунаковские каштаны

«После ремонта уже сейчас пошли трещины!» Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

- Вот наша отмостка, - переходит к уличной части экскурсии председатель совета дома. - А цель отмостки какая? Чтобы вода не попадала на фундамент и не разрушала его. Так как же она не будет туда попадать? Вот, здесь она уже начала лопаться, появилась трещина, а ремонт ведь только сделали. В эту трещину осенью натечёт вода, зимой она заледенеет и будет потом «раздирать» стену. А ведь если по-хорошему, то всё должно быть залито монолитным бетоном, и в смете тоже обозначено, что здесь должны буриться отверстия, в которые вставляются потом штыри, чтобы соединить эту отмостку со стеной.

Здесь также нет песка, а должна стоять песочная основа, потом должен быть гравий. 100 мм песка, потом - 100 мм щебёнки. А что они сделали? Через год здесь всё потрескается и рассыплется к известной матери.

Владимир Бунаков сетует ещё и на то, что палисадник завален старым битым кирпичом и мусором, оставшимся после всех этих манипуляций, носящих гордое название «капитальный ремонт по 185-му федеральному закону».

- Я уже не могу сам всё это убирать, у меня рука полурабочая, - говорит пенсионер. - Тяжёлые камни таскать не в силах. Тем более что по смете рабочие также должны были обеспечить уборку этой территории. А я бы посадил здесь пионы, другие какие-то цветы. Я же вот на соседнем участке вырастил, что называется, с нуля молодые каштанчики. Им уже по три года. Хочу их городу подарить, чтобы вернуть Донскому некогда существовавший статус самого зелёного города в Тульской области.

«Уберите строительный мусор – палисадник зацветёт» Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

До вокзала Владимир Валентинович подвозил нас на своей старой машине, которую использует в основном для дачных нужд. Мы проезжаем по улицам Донского, вдоль которых расположены в основном двухэтажные жилые дома с оборудованными под магазины первыми этажами. Рядом с ними - грязные грунтовые газоны, покрытые первыми жёлтыми осенними листьями. «Вот Володька идёт, инженером всю жизнь проработал. Пьяный, что ли, уже?» - кивает Бунаков проходящему мимо пожилому мужчине, очень напоминающему фактурой позднего Ельцина. Тот не замечает приветствия, сосредоточившись на том, как бы поскорее перейти дорогу. Видно, что для него это задача весьма затруднительная.

Надпись: «Хочешь поменять мир? Начни с себя!». Бунаков уже начал: вырастил, например, у себя под окном трёхлетние каштанчики, которые хочет подарить городу. Фото: АиФ-Тула / Дмитрий БОРИСОВ

- И до чего же, блин, всё довели, - Владимир Валентинович уже убедился, что запись кончилась, и потому эмоции решил пустить на волю. - Вот по этой дороге раньше я ходил на работу пешком - была у меня такая привычка. Так запах от бархоток этих… И как их, блин? Петуний, блин! Аромат такой стоял, просто сказка, блин! Говорю ж: Донской раньше был самый первый по озеленению. И во что сейчас всё превратилось? И что за люди пошли? Ведь рвачи одни кругом - дорваться, хапануть и свалить: мы, типа, не при делах вовсе. Да куда ты меня подрезаешь, блин, не видишь, что ли, у меня поворотник горит! Думаешь, блин, не успеешь, что ли?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество