aif.ru counter
702

Берегите здоровье смолоду. Врач-гинеколог о замершей беременности и абортах

​О пагубности преждевременного взросления и профилактике «женских болезней» рассказала известная в Тульской области врач-гинеколог Наталья Гусева.

Тернистый путь в профессию

Алексей Мурат, «АиФ в Туле»: Наталья Владимировна, как вы стали врачом?

Фото: АиФ

Наталья Гусева: В семье у меня не было медиков. На семейном совете решили, коль врачей у нас раньше не было, пусть им стану я.

В детстве, отрочестве представление о профессии всегда несколько иллюзорное. Казалось, что врач, это кто-то такой не вполне земной, в белом халате со стетоскопом на шее, несущий благо людям. Жизнь потом такое восприятие корректирует.

Для меня путь в профессию был тернистым. Когда в профессии есть какая-то преемственность из поколения в поколение, тогда легче. Моё врачебное становление оказалось сложноватым: ломались стереотипы. Потом понравилось.

- Почему выбрали именно эту специализацию?

- Мне, наверное, больше нравилось акушерство: это что-то необыкновенное, когда рядом с тобой рождается новая жизнь. Очень позитивное действо, но сложилось так, что я занялась гинекологической проблематикой. Оказалось, - это моё.

Досье
Гусева Наталья Владимировна. Родилась 25 августа 1963 года. Окончила Первый Московский медицинский институт имени Сеченова по специальности «Лечебное дело» с отличием, интернатуру по специальности «Акушерство и гинекология». Замужем. Муж-анестезиолог. Двое детей – сын и дочь. Работает врачом-ординатором в гинекологическом отделении Ваныкинской больницы. Врач высшей квалификационной категории.

Болезни молодеют

- Как изменилась картина за последние тридцать лет? Молодеют ли женские болезни? Женщины, как известно, всё чаще откладывают рождение детей до более зрелого возраста…

- Люди болели, болеют и будут болеть. Но профиль заболеваемости, наверное, поменялся, и, на мой взгляд, сегодня всё-таки очень много нездоровой молодёжи. Действительно, болезни молодеют. Это большая проблема. Возможно, восприятие жизни у молодых поменялось. Может быть, дело в социальной, в том числе сексуальной агрессии. И она сравнительно рано начинается, захватывая подростков с 14-ти, 15-ти лет. Раньше юноши и девушки вступали в половую жизнь несколько позднее и более осознанно, а сейчас желание «попробовать» провоцируется, подстёгивается средствами массовой информации, интернетом.

- Что делать?

- Нужна просветительская работа в школах. Надо объяснять, предупреждать, что ранний секс влечёт определённые проблемы, в том числе инфекции и каскад гинекологических заболеваний. А в более зрелом возрасте они могут аукнуться проблемами с беременностью.

Сегодня очень много заболеваний ассоциированных с вирусной патологией шейки матки у молодых девушек. Печально, когда в 18-19-20 лет из-за инфицирования папилломавирусом человека идут достаточно серьёзные изменения в шейке, негативно влияющие на репродуктивную функцию. А вот потом наступает осмысление. Девочки хотят стать мамами, а бороться с этими проблемами очень сложно. Правда, в настоящее время против вируса появилась вакцина, что даёт основания прогнозировать снижение заболеваемости раком шейки матки.

Кроме того, как сейчас считают многие специалисты, поменялся фенотип женщины. Молодые женщины ведут активную социальную жизнь, наравне с мужчинами взаимодействуют в социальном пласте, и это тоже опосредованно отражается на состоянии гормонального фона и репродуктивном здоровье.

- Негативно отражается?

- Безусловно. Посмотрите: сегодня эталон женщины – это кукла Барби, то есть такое несколько андрогенное, не вполне женственное существо. А у такого женского типажа всегда были проблемы с деторождением. Правительство уже бьёт тревогу: снижается рождаемости, стареет население, снижается фертильность, то есть способность отставлять потомство.

А потом ещё возникает проблема вынашиваемости. Замершие беременности – эпидемия XXI века. А всё почему – от заражения половыми инфекциями в молодом или даже юном возрасте. Ведь воспалительные процессы переходят в хроническую форму…

Экологические факторы тоже не сбросишь со счетов, в ранний период развития плода они могут вызвать мутации и нарушения развития плода. Так что профиль заболеваемости поменялся. Поэтому одной из наиболее острых проблем я бы назвала как раз замершие беременности.

Абортов стало меньше

- Есть ещё одна проблема, отношение к которой у государства в разное время менялось. Это аборты. На заре советской власти они были легализованы, за несколько лет до войны, когда 2/3 беременностей искусственно прерывались, такие операции фактически запретили. А для многих позднесоветских женщин аборт был чуть ли не единственным средством «контрацепции»…

- Сейчас есть медикаменты для прерывания беременности на ранних сроках. Отчасти это, наверное, снизило заболеваемость. Возможности забеременеть, выносить и родить, тоже стали более благоприятными. Но вообще-то сейчас на фоне тенденции к снижению рождаемости, и ухудшения детородной функции у женщин, снижается и количество абортов как таковых.

Конечно, есть и медикаментозное прерывание, о котором я уже сказала, в том числе в коммерческом сегменте. Но, в любом случае, прерывание беременности – это плохо. Это и нарушение регуляции, и гормональный дисбаланс, который за этим следует.

И законодательно сейчас всё жестче: две недели женщине даётся на осмысление, им нужно подписать массу документов. То есть государство пытается эти процессы регулировать, хотя делать это сложно, поскольку рождение детей – это всё-таки, в первую очередь, социальный аспект, семьи вынуждены учитывать свои материальные возможности. Но сейчас наблюдается тенденция, когда у многих моих пациенток, моих знакомых уже и по трое детей есть.

Агрессивные технологии

- Современные репродуктивные технологии – насколько они эффективны? Могут ли они стать настолько массовыми, чтобы активно способствовать решению демографических проблем?

- Как врач гинеколог я неоднозначно отношусь к ним. Это всё-таки не совсем физиология, когда эмбрион зачинается внеутробно и только потом подсаживается в матку. Не спорю, в ряде ситуаций в силу анатомических причин иначе просто невозможно. А формы бесплодия, на мой взгляд, должны всё-таки корректироваться, подвергаться лечению, чтобы женщина естественным образом смогла зачать ребёнка. Это благоприятнее и по конечному репродуктивному исходу, и для организма женщины.

Вспомогательные репродуктивные технологии (ВТР), в том числе экстракорпоральное оплодотворение – это всё-таки достаточно агрессивно. Но обобщить их практику и сделать выводы пока сложно, прошло мало времени с момента начала их широкого применения. Да, есть пары, у которых нет детей, и ВРТ для них – последняя надежда. А ребёнок – это счастье, его рождение – новые перспективы, и семейные, и социальные, оно открывает новые горизонты. Это, конечно, хорошо, но риск определённых проблем со здоровьем у мамы всё-таки есть. А если это процедура проводится в коммерческом сегменте, конечно, вам будут озвучивать, прежде всего, положительные стороны этих технологий.

Профилактика – обязательно

- Ещё один пласт проблем, связанных с женским здоровьем, это новообразования, прогрессирующие с возрастом. Какая здесь тенденция? И, может быть, что-то посоветуете женщинам, как избежать беды или вовремя её заметить и предотвратить?

- В отличие от европейских стран, государственная профилактическая медицина, наверное, у нас не имеет таких широких масштабов. Возможно, страховые компании обеспечивают там доступ к диагностическим исследованиям. Хотя, недавно приезжала ко мне пациентка из Голландии, так вот, там не делают исследования на онкомаркеры.

Заболеваемость онкопатологиями во всём мире растёт, а первое место занимает молочная железа.

- А наша диспансеризация?

- Всё зависит от того, сколько средств работодатель направляет на эту процедуру. Не всегда организация может себе позволить стопроцентно эффективный профосмотр, и люди сами должны позаботиться о себе. Нужно раз в год посещать гинеколога и проводить цитологический контроль один раз в три года – во избежание риска развития рака шейки матки.

К сожалению, заболеваемость онкопатологиями во всём мире растёт, а первое место занимает молочная железа. Так что после 35-ти лет каждый год женщина должна делать УЗИ, а после 40 лет раз в два года обязательна маммография. Если в рамках профосмотра эта процедура не предусмотрена, женщина по собственной инициативе сделать её. О подростковой профилактике я уже сказала, это больше санпросветработа по пропаганде здорового образа жизни.

- Как сказывается на ситуация с женским здоровьем коммерциализация здравоохранения?

- Наша Ваныкинская больница работает по стандартам «Красного Креста», и у нас этих проблем нет, везут всех, мы не отказываем никогда и никому. О высокотехнологичной помощи мне судить сложнее, но, скажем, у нас в отделении лапароскопические операции проводятся, и абсолютно бесплатно. Ну, а коммерциализация – это вообще примета нашего времени, ничего здесь не сделаешь. Важно, чтобы в сегменте негосударственной медицины превалировало профессиональное начало, а не меркантильность.



Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах
Роскачество

Актуальные вопросы

  1. Какой прожиточный минимум установлен в Тульской области в 2019 году?
  2. Каковы результаты голосования по одномандатным округам?
  3. Каковы результаты голосования по единому избирательному округу?
  4. Какие новые предметы будут изучать тульские школьники?
  5. Где в Туле стоят камеры видеофиксации с 6 по 19 сентября?
  6. Куда поступил мультибальник из Тульской области?