aif.ru counter
21.10.2014 18:04
395

Юлия Рутберг в Ясной Поляне: от угла к овалу

Юлия Синютина / АиФ

Так много историй, связанных с усадьбой Льва Николаевича Толстого, и их становится всё больше. С этими выходными пришла ещё одна: актриса театра и кино Юлия Рутберг, дочь известного актера Ильи Рутберга, изложила в поэтическом вечере историю своей жизни, становления, изменений.

Фото: АиФ / Юлия Синютина

Первый снег в честь Юлии

Фойе Дома Культуры в Ясной Поляне наполняется людьми. Вечер обещает быть необычным: сегодня даже воздух особенно свеж, а на зеленой траве и желтых листьях лежит только что выпавший снег.

В зале все меньше и меньше свободных мест – Рутберг здесь точно ждут.

- Ожидаю прекрасного вечера, хороших стихов, - говорит от себя и соседок по первому ряду Светлана Кущенко, - в Ясной Поляне бываем часто - живем недалеко. И актрису очень любим.

Приятно, когда зрители знают, куда пришли и с кем имеют дело. Но нет ничего страшного в незнании: узнавать и прикоснуться к прекрасному никогда не поздно.

Собираются люди разные: мужчины пожилые и не очень, женщина с ребенком, семья с совсем юной дочерью. Вечно обруганная молодежь здесь тоже присутствует.

Фото: АиФ / Юлия Синютина

- Мы первый раз на таком мероприятии, - рассказывает Кристина Алексеева, сидящая вместе с мамой, - актрису эту знаем, любим. Ожидаем чего-то интересного и хотим духовно развиться. Попали сюда случайно – билеты нам подарили.

Подарки такие полезны, однозначно. Тем временем, зал полон. Все на местах. Гаснет свет, остаются софиты. На сцену совершенно скромно, с саквояжем в руках, в чёрном длинном костюме, который делает её ещё выше и навевает мысли о герое поэмы Есенина, выходит Юлия Рутберг. Она приветствует зрителей, они аплодируют, и Юлия сразу переходит к делу. В Ясной Поляне она не впервые.

Не могу сказать, что сегодня выходить на сцену, на этой священной, энергетически намоленной земле, связанной со Львом Николаевичем Толстым, волнительно. Но я взнервлена от того, что есть особые имена, которые входят в твою жизнь в детстве, отрочестве, юности, зрелости – неважно, главное, чтобы они вошли. И то, что я сегодня гость этого места – огромная честь. Я с саквояжем, но не потому, что с корабля на бал. Мне сказали, что будут записки.

Юлия оставляет дорожную сумку на краю сцены, поручая зрителю Владимиру складывать переданные из зала бумажки в нее, и обещает ответить на вопросы после окончания литературной части программы.

Для меня чтение стихотворений – это повод к размышлению. Я не читаю стихи, которые меня заставляют. Бывает так, что по долгу службы я должна что-то прочесть. Но если это стихотворение не остается в моей душе, и если оно меня как-то не сопровождает по жизни, то больше я его не читаю.

Идея поэтического вечера пришла к Рутберг с канала «Культура»: 

Нам позвонили и сказали, что они затевают проект «Послушайте». Я попросила тайм-аут и подумала, что в этой чтецкой программе я могу сказать публике, именно я, вне зависимости от авторов. И я подумала, что в моем случае лучше сделать программу, начиная с моего детства. Какие стихи вошли в мою жизнь, какие стихи научили меня общаться с поэзией. Сегодня мы сталкиваемся с проблемой, что детишки не хотят читать книжки. Их нужно приучать, иногда заставлять – это труд. А уж что касается стихов, то это тяжкий труд. Я решила сделать маленькую линию жизни тех стихотворений, которые пришли ко мне в детстве, рассказать, с чего началось мое знакомство с поэзией, кто из поэтов на меня повлиял. И чтобы вместе с этими стихами вы поняли, как я росла, как я развивалась, и как эти стихи удивительным образом воздействовали на меня. Это маленький спектакль, где каждое стихотворение – это не только текст автора, это текст автора, нанятый конкретной артисткой, а главное – конкретным человеком. Через эти стихи я попробую рассказать что-то о себе.

Детство

Свою линию актриса начала с прекрасного детского поэта. Книжка оказалась у них в доме прямо из рук автора – Вадима Левина.

- Это мои первые детские стихи, которые мне читал папа. Они с Вадимом Левиным дружили. Эту книжку я помню наизусть. Называется она «Глупая лошадь». Я очень люблю лошадей. Не могу сказать, что я копия лошади, но это имеет ко мне отношение, - шутит над собой актриса.

Фото: АиФ / Юлия Синютина

Детство Юлии пришлось на 70-е годы

Мы жили в стране, где было три доминантных цвета – серый коричневый и чёрный. Поэтому любая цветная вещь казалась чем-то чрезвычайным. Я помню как мне купили оранжевый свитер, синие брючки и жакетик. Конечно, я это надевала только в хорошую погоду, в гости – это была такая выходная одежда. А когда холоднее и грязнее – то поплоше. Философская притча о моем детстве: лошадь купила четыре калоши, пару хороших и пару поплоше…

Актриса была страшно упрямая. Всем и в семье доставалось из-за этого упрямства, а иногда не только окружающим, но и самой Юлии. 

- С годами это качество из дурного перешло в положительное – моё упрямство заставляет доводить до конца начатые дела. Опыт показывает, что очень многие могут придумать, гораздо меньшее количество людей могут придумать и начать, и совсем не многие могут придумать, начать и доделать, - рассуждает Рутберг.

Стихи Вадима Левина натолкнули актрису на английский юмор: «Английский юмор – самый любимый мною в литературе, в драматургии, я обожаю Оскара Уальда, в детстве очень любила Диккенса, очень люблю Бернарда Шоу. В этой английской линейке всегда есть эстетский, умный юмор. Первое английское слово услышала и узнала я именно благодаря Вадиму Левину».

Отрочество

У Юлии была учительница, Лидия Николаевна Горожанкина, которая открыла ей дверь («даже ворота») в русскую литературу и отчасти в зарубежную. Она бесконечно заставляла учеников писать сочинения. И на темы, которые они проходили, и раз в неделю – обязательно – сочинение на свободную тему. Ей было интересно, как ученики менялись, реагировали на мир, взрослели.

Фото: АиФ / Юлия Синютина

Однажды ребята пришли в класс и увидели на доске два стихотворения: «Угол» Павла Когана и «Овал» Наума Коржавина. Лидия Николаевна предложила им сравнить не только две геометрические фигуры, но и два мировосприятия, два способа жизни, два способа взаимодействия с социумом. Она хотела понять, кому какая фигура ближе не по конструкции, а по душевной организации. 

Поскольку я была в два раза худее, чем сейчас, была всегда угловатая тяготеющая к Модильяни, Альтману, во мне гуляли пикассизмы, то, конечно, угол был близок мне в качестве формы, но еще больше – в качестве содержания. Я была абсолютной максималисткой: обожаю – ненавижу, гений – бездарь, подлец – потрясающий. Я прошла через этот юношеский максимализм очень мощно. И поэтому в тот период Павел Коган со своим «Углом» был мне неизмеримо близок.

- Это мне 14 лет, - прокомментировала актриса, прочитав вышеупомянутое стихотворение. - Но шло время, и жизнь нас меняет, не полностью меняет, но добавляет нам мудрости, закономерного перевоплощения. Мы меняем свои статусы. С течением времени этот угол для меня смыло, абсолютно точно – в овал» - за этим высказыванием последовало стихотворение «Овал» Коржавина, которое объяснило это мировоззренческое изменение артистки.

«Вот такой жизненный путь от угла к овалу».

Сегодня

Отдельная глава в жизни Юлии – это Александр Сергеевич Пушкин. Юлия в детстве любила страшные сказки на ночь, их читали вслух мама и бабушка. Пушкин для нее начался со «страшного» лукоморья: «Это переулки моего детства, это та музыка, это тот русский язык, который в меня вошел. Я откликалась на эти слова. Этот двадцать пятый кадр сделал для меня очень многое».

Фото: АиФ / Юлия Синютина

Юлия прочитала Антакольского, Бродского, Ахматову, жизни которых до глубины затронули актрису. После прочтения «Мне голос был. Он звал утешно…» многие в зале прослезились. Но артистка не только читала. Песни Булата Окуджавы «Баллада о любви» и «Песня черепахи Тортиллы» она исполнила под аккомпанемент рояля, за которым сидел Алексей Воронков, и контрабаса, на котором играл Николай Мызиков.

- Уже две, - заметила артистка, заглянув мельком в саквояж. Зал заволновался. Количество записок стало пополняться. Рутберг вручили яркий желто-оранжевый букет. - Любимые мною цвета и обожаемые мною цветы, - оценила Юлия.

Фото: АиФ / Юлия Синютина

После музыкального исполнения Вертинского, актриса ответила на вопросы зала. Но, как показалось, была ими расстроена. Не все они были этически корректны.

На выходе три женщины высказывали свое мнение о вечере: «На одном дыхании», - вторили друг другу они, - «на одном дыхании».

Уже после окончания поэтического вечера Юлия Рутберг нашла время, чтобы побеседовать с корреспондентами «АиФ в Туле» в неформальной обстановке.

В фойе своими впечатлениями с пресс-секретарем Ясной Поляны Ириной Афониной делилась Фёкла Толстая.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество