aif.ru counter
161

Ну хоть бы одного гения: Год литературы умер. Да здравствует Год кино!

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. "АиФ-Тула" 02/03/2016
Karramba Production / Shutterstock.com

Год семьи, Год молодёжи, учителя, космонавтики, истории, экологии, культуры, литературы… А толку-то что?

Олитературились?

Среди писателей тульского края, судя по нашим уличным опросам, первым на ум тулякам приходит Лев Толстой. А вот Жуковский и Тургенев, жившие в поместьях Белёвского и Чернского районов, уроженцы Тулы Глеб Успенский и Викентий Вересаев вспоминаются с трудом.

И вот грянул Год литературы. Тульские литераторы, помнится, хоть и с лёгким скепсисом, но не без надежды ждали от него некоей литературной движухи. Внимания к классикам и к ним — уже немолодым, но уверенным в своём таланте, подтверждённом публикациями в литературных изданиях и выходом книг.

Однако открытие Ледового дворца, новые велосипедные маршруты, футбольный триумф затмили имена местных поэтов и писателей. А там и кризис нахлынул с его «быть бы живу»…

Но успели, успели туляки отметиться. Летом в «Ясной Поляне» организовали конкурс среди молодых поэтов. В Чернском районе прошёл традиционный фестиваль для детей «Бежин луг», напротив тульского цирка открыли долгожданный памятник Глебу Успенскому, туляки поучаствовали в «толстовском марафоне». В Туле построили «домики для книг». Правда, только в Центральном парке. Народ отнёс туда учебники по физике и истории, слегка разбавив литературными произведениями.

На подмостках театров ставили классику, переведя её на очень современный язык. В Туле замахнулись на древнегреческого комедиографа Аристофана. Тульскому зрителю весь сезон показывали современное прочтение «Лисистраты», вызвавшее неоднозначное отношение как раз

воим слишком современным языком, по мнению многих зрителей, отчётливо смахивающим на банальную похабщину. Отчего-то творцы нынче — хоть театральные, хоть в шоу-бизнесе — уверены: без этого нынче не прожить.

Мотор! Камера! Поехали!

И вот пришёл он, новый год. Год кино.

Оптимисты надеются, что хотя бы тематический год поможет решить накопившиеся проблемы. Скептики уверены: Год кино — затея провальная, особенно в условиях кризиса, когда у народа не хватает денег не то что на билет в кино, но уже и на хлеб.

«К тому же русское кино давно умерло, погребённое тупыми сериалами и «ментовскими» историями с убийствами, кровью, — говорят они. — Не умеем мы снимать блокбастеры, не российское это — гонки, перестрелки, спецэффекты, ну так чего насиловать свой народ?»

И что прикажете делать, когда кино, вдохновляющее, трогающее душу, вызывающее гордость за отечественных кинематографистов, уже почти не снимается, а киношная жвачка набила оскомину?

Комментарии

Михаил Майоров, краевед, писатель:

Михаил Майоров.
Михаил Майоров. Фото: Из личного архива

— Говоря о прошедшем Годе литературы, могу отметить лишь два значимых события: открытие в Туле памятника Глебу Успенскому, на которое не были приглашены ни литературоведы, ни потомки писателя. Мало того, чиновница городского комитета культуры прямо сказала мне: «У Глеба Успенского не было детей. Кого звать?». Для справки: от пятерых детей (двух сыновей и трёх дочерей) писатель получил 7 внуков, 15 правнуков и далее в арифметической прогрессии. Среди его свойственников — сам… Борис Гребенщиков. Ну так кто же станет чествовать музыканта, написавшего песню «Губернатор»?

А из живых исследователей Успенского и вовсе остался один я. Мои книги, содержащие главы и библиографию об Успенских, приобрели музеи в Сябренницах, Чернигове, Талдоме, Вятке, Минске. Но департамент культуры Тульской области это не интересует.

Ещё одно открытие памятника произошло в Ефремове, но называть это масштабным событием язык не поворачивается. В пределах города на прохожих взирает уже четвёртый (!) памятник И. А. Бунину. Значит, кто-то успешно отчитался за выделенные средства. Могу посмешить: в Ефремове проживает последний из рода Успенских — краевед Г. Н. Польшаков. 17 июня, после открытия памятника и скрытого от «плебса» (вот мы с Польшаковым для них плебс!) банкета, устроенного для чиновников, мы напомнили белодомовским гостям об их же плане посетить могилы Буниных, но одно очень ответственное лицо нам сказало: «Кладбище Буниных? Вы говорите страшные и возмутительные вещи! Я не могу слышать такие слова!» И чуть не застонав в припадке ужаса, заменило реальную память на паломничество в какой-то дальний храм. Но разве к году литературы не относится наш сборник «Бывший некрополь в Ефремове и бывшие сельские погосты», по которому открыли отдельный форум с публикацией неизвестных документов!? Ведь в Ефремовском районе уничтожены могилы Арсеньевых, Лёвшиных, Паустовских, героев суворовских войн, цвета купечества и священства. Книга разошлась моментально. Реакция на такую неприятную тему от департамента культуры одна: «Как умер? Я такого распоряжения не давала!» В план не входило…

В начале минувшего года, кроме ефремовской книги, мною издан «Историко-топонимический словарь Новосильского уезда» (авт.: Т. В. Майорова, О. В. Полухин) и пятый том о тульских некрополях, а в конце — книга о декабристах Тульской земли. Тираж небольшой, но для библиотек это стало событием. Вот, пожалуй, для меня и весь Год литературы. Хочу сказать откровенно: объём сделанного за долгие годы не могу даже приблизительно обозначить, но ленюсь возиться с подачами на премии, награды и вступать во всякие подавляющие личность союзы писателей. Всякий раз ужасаюсь, узнавая, кто туда попадает. Фамилии чисто по-советски называть не будем (а значит, продолжим воевать с ветряными мельницами).

Последний факт — самый «весёлый». В сентябре 2015 в сетевых новостях появилось уверение Т. В. Рыбкиной о грядущем выходе «Тульской историко-культурной энциклопедии». Почти полтора года тянется подготовка издания, в международной значимости коего его создатели, как я вижу, не отдают себе отчёта. Набившие руку на совковых биографических словарях, они думают, что с полпинка выдадут миру очередную халтуру с портретом Главного на титуле (ни в каких регионах этого нет). Но что-то мешает. Издание упорно не выходит, а реальные причины задержки стыдливо скрываются. Мотивов несколько, но все стекаются к личной взаимной неприязни, к отсутствию среди них действительных учёных с запасом честных, а не лжепатриотических трудов, и наконец, к равнодушию редколлегии к общему делу. Пробить тульский бетон — сложнейшая задача. Меня очень удивляет «красный пояс» — ведь до революции здесь почти не было оппозиции, а теперь от большевиков в глазах рябит. Это люди без истории. Если они по сей день будут верховодить в подготовке этой «Энциклопедии», упиваясь внешним уважением к себе, и пока состав редколлегии будет утверждать постороннее лицо из Серого дома, ничего дельного ждать от будущей книги не стоит.

Однако наступает Год кино, и что-то мне подсказывает, что он несильно будет отличаться от предыдущего. В 1970-х, в годы моего детства, в Доме профсоюзов, ныне снесённом, проходили кинолектории. Их вёл искусствовед и талантливый человек, один из моих помощников по книге о еврейском некрополе Юлий Бердичевский. Там показывали картины, которые потом обсуждались в зале; приезжали актёры, съёмочные группы. Было интересно и полезно, расширялся кругозор. Конечно, в тех фильмах не заострялось внимание на политике и истории, но поднимались морально-этические темы.

Теперь такие лектории Бердичевский ведёт в Израиле, и они пользуются большой популярностью. Самое интересное: треть посетителей его клуба — бывшие туляки. Именно на 32-м Иерусалимском международном фестивале награду получил фильм Юрия Быкова «Дурак» — фактически про Тулу, ибо в основном снимался в здании общежития на ул. Металлургов. Это сильный фильм, а туляки узнали в персонажах кое-какое начальство… Ну и что? Как там департамент культуры-то, всё не реагирует?..

Так что, видимо, Год кино, скорее, пройдёт в Израиле, а Тула блестяще отчитается и втихомолку раздаст внутренние премии. Это и привычно, и обычно — посторонним вход воспрещён.

Людям необходимо тренировать гибкость ума, то есть смотреть спокойные, философские фильмы, с лёгким тонким юмором, без погонь и перестрелок, исподволь разжигающих милитаризм, и без того уже перешагнувший все мыслимые планки.

Некоторые знакомые актёры называют две основные проблемы современного кинематографа. Первая — заезженность литературных произведений, которые препарируют все кому не лень. Сколько можно «грубо иметь» Анну Каренину! Ведь сам Толстой просил своих детей «не читать этой ерунды». Вторая — непрофессионализм в организации съёмочного процесса. Часто рассказывают, что уже никто не снимает по пять-шесть дублей, как это было раньше, не монтируют оговорки или ошибки. Всё идёт на одном фоне (наибольший ужас — недавний «Тихий Дон»), потому что дешевле. Дешевле — идите снимать детские утренники.

Хотелось бы пожелать нашему кинематографу хотя бы одного гения.

Кстати, проблемы ведь и с нашими мультфильмами. Советские мультики — самые добрые в мире. Разве это не аксиома? Сегодня на экране царят типажи, сюжеты банальны, а порой и страшны. Богатырь стоит на распутье: «Русь– враги». То есть он на верном пути к недавнему призыву какого-то «единения», а все, кто не русские, — чьи-то враги? Это впаривается с младенчества и «почему-то» не относится к экстремизму. Очень надеюсь, что эталоны порядочности в среде отечественных мультипликаторов — Гарри Бардин, Вера Мякишева, студии «Пилот», «Константин Бронзит», хотя это далеко не все, — будут держаться и держать публику в состоянии приятного ожидания.

Александр Карпиловский, актёр, режиссёр:

Александр Карпиловский.
Александр Карпиловский. Фото: Из личного архива

— Я не заметил и прошлый Год литературы, и позапрошлый Год культуры. Для меня не изменилось ничего. Подозреваю, что с Годом кино получится такая же история. Сюжет избит. Чтобы снять что-то стоящее, нужны деньги, и это не зависит от названия года.

Мы каждый год подаём заявку на финансирование наших проектов в Госкино. В этом году обещают так называемые безвозвратные деньги.

Во-первых, ещё вопрос, такие ли уж они безвозвратные, а во-вторых, вряд ли они достанутся нам, ведь кусок уже поделён, скорее всего.

В этом году нам надо снять третью часть фильма «Частное пионерское». Это история детей — современные «Детство», «Отрочество» и «Юность». Мы решили, что будем делать фильм каждые два года, чтобы ребята взрослели, менялись, что и собираемся отражать на экране. Первые два фильма имели успех, но третий мы не можем снимать, так как не дают денег. Говорят, мол, не ясна целевая аудитория фильма. Дело в том, что ребятам по 16 лет, они уже не дети и ещё не взрослые. Так что же, нам не нужны фильмы про таких детей?

Вот ищем свои источники, чтобы всё-таки осуществить задуманное, на коррумпированные госсистемы уже нечего надеяться.

Дмитрий Матов, режиссёр:

Дмитрий Матов.
Дмитрий Матов. Фото: Из личного архива

— Для меня как режиссёра каждый год — год кино, а так как по первому образованию я учитель русского и литературы, то и каждый год — год литературы. Если говорить серьёзно, то всё это напоминает отголоски советского прошлого, когда мы любили что-то провозглашать и клепать лозунги.

Лично для меня это не имеет значения, потому что за лозунгами часто ничего не стоит. Конечно, год только начался, но пока никакого движения на рынке киноиндустрии я не вижу, помощи от государства особо — тоже. Поэтому хорошо бы от ярлыков перейти к деятельности. Лучше бы каждый год у нас был годом Человека и Гуманизма, тогда мы сможем созидать и создавать, при этом как минимум лучше не мешать, а как максимум — помогать.

В современном отечественном кинематографе проблем много, поэтому даже не знаешь, с решения каких начинать, и один год тут точно не поможет. Одна из них — отсутствие сценаристов, пишущих глубокие, умные, талантливые сценарии. Когда-то мы славились сценарной школой, но пока достичь тех же успехов нам не удаётся. Сейчас проводятся семинары, лекции, встречи, но грамотных и хороших сценаристов по-прежнему мало. И всё-таки, думаю, пройдут годы — и народится новое, талантливое поколение. Так что продолжаем жить и надеяться.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах