aif.ru counter
348

Труды и причуды оружейников: в тульском музее открылась уникальная выставка

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. "АиФ-Тула" 04/06/2014
Пистолеты седельные, с моногорамой императора Петра I.
Пистолеты седельные, с моногорамой императора Петра I. © / Олеся СТЕПАНОВА / АиФ

В музее оружия столпотворение. Огромное количество детей всех возрастов. Ветераны Великой Отечественной войны, кители которых рядами украшают ордена и медали. Историки, литераторы, чиновники, журналисты, студенты, военные и оружейники из разных регионов.

Все с живым интересом рассматривают парадное, церемониальное, боевое, охотничье, наградное, мемориальное, экзотическое оружие разных эпох. И, конечно, фотографируются на фоне уникальных экземпляров.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Мастера шутить изволят

Экскурсовод Елена Бурцева предлагает посетителям перейти к витринам с историческим оружием и группка солдат вереницей идёт за ней к уникальному пистолету-топору.

Пистолет-топор. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

- Это фантазия, это мастерство, соединение казалось бы несоединимых вещей, - говорит Елена - Этот пистолет действительно может выстрелить, а топор имеет самое настоящее лезвие.

А вот это экзотическое оружие – настольный пистолет-чернильница – сделано тульским мастером в 1768 году.

Пистолет-чернильница. Фото: Пресс-служба Тульского государственного музея оружия

Что и говорить, конструкция удивительная и отчасти смешная. Сбоку ячейки для песка и чернил. Подставка для свечи и гусиного пера. Странной формы дуло калибра 9,4 м. Всё сделано из железа, стали. Украшено ковкой, резьбой, гравировкой.

- Это образец кремниевого разнозаряженного оружия. Кремень ударяется об огниво, пламя проникает в ствол, происходит выстрел, - с удовольствием и восхищением объясняет Елена. - Пистолет мог использоваться для демонстрации занимательных фокусов. В нём две полки. Одна для пороха., другая, расположенная выше, фальшивая, выдвигающаяся лёгким движением пальца, совершенно незаметно для окружающих. В неё можно налить воды и, заявив «буду стрелять водой», удивить наблюдателей совершенно не водным выстрелом.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Хочу себе такую саблю!

А вот рядом - работы мастеров девятнадцатого столетия…

К этому моменту тульские оружейники шутить и фокусничать уже не изволили. Они перешли на создание огнестрельного оружия. Правда тяга к красоте передалась через века. То же воронение, гравировка, золото, серебро.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Неподалёку от ружей, мортир, шпаг, штуцеров, револьверов, топоров, кинжалов, - сабля, изготовленная для императора Александра I. Хороша необычайно, хотя, как отмечают экскурсоводы, есть и более уникальная -украшенная бриллиантами. В Тулу её не привезли, но та, что представлена в экспозиции, поражает ювелирным убранством.

Эмоции тех, кто смотрит на неё, примерно схожи с эмоциями девятилетнего экскурсанта Вани Сорокина из Новомосковска: «Себе хочу такую саблю!».

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Кстати, с именем Александра I связана новая история Оружейной палаты. В 1806 году император подписал указ, согласно которому, из хранилища древностей оружейная палата стала публичным музеем.

Ваня серьёзно оценил императорское решение: «Молодец Александр, а то бы мы не узнали, что такое оружие есть».

Клубничка в кармашке

Над глубоким умозаключением юнца, как всегда лучезарно, смеётся ветеран Великой Отечественной войны, лётчик Николай Кульпов.

Николай Иванович только что приехал со встречи с призывниками.

Николай Кульпов. Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

- Вдохновлял на службу в армии, - рассказывает. – Вдохновляются. Да, служить сегодня не то, что в наше время. Мы в эскадрилье служили семь лет, теперь – год. Хотя считаю, что за год ничему путному научить нельзя. Нас закармливали, как тогда говорили, «кирзовой кашей». Нынче, вот как в 51 десантном полку, где я был неделю назад, чуть ли не шведский стол. Раньше мы годами служили, теперь – год. Хотя этого, конечно мало. Тем более что оружие современное хорошего изучения и навыков требует.

К Николаю Ивановичу подходит группка мужчин. «Оружейники», - с гордостью констатирует он, и рассказывает, как применял на деле оружие, созданное туляками:

- Старался не промахнуться, когда вылетал на задания по уничтожению фашистских самолетов. Когда возвращался назад с большим количеством боеприпасов, оружейники обижались: «Почему всё не использовал? Больше бы потерь у немцев было».

Вот сейчас посмотрел древнее оружие. Эстетическую радость испытал. И чудесное, и для защиты воина подходящее.

Оружейники всегда делали всё, чтобы не только на уровне мировых достижений быть, а идти впереди. Поэтому наши победы совсем не случайны.

Николай Иванович прощается с оружейниками и с нами. С юмором говорит: - Сразу несколько организаций пригласили меня на выставку. Уважили дедушку. А здесь угостили пирожками. Вкусными. И клубникой. Если бы знал, что встречусь с аифовцами клубничку бы в кармашек положил. Чтоб побаловать. У нас, летчиков эскадрильи «Нормандии Неман», всегда шоколад был в кармане.

- Ох уж эти хитрые лётчики, герои девчачьих мечт…., - шутим мы.

- Неее, мы так служили, так загружены были - не до девчонок. Первым делом – самолёты, - озорно подмигивает наш герой.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Весёлая жизнь Щербино

К нашему разговору, интеллигентно улыбаясь, прислушивается известный мастер-оружейник, герой социалистического труда, импозантный Иван Щербино, чьи работы хранятся в Оружейной палате.

Мы не даём ему посмотреть оружие пяти веков, увлекая на 6 этаж музея. Здесь, в экспозиции другой выставки, «300 лет тульскому оружейному заводу», представлены оружейные и живописные работы Ивана Васильевича. Когда ещё вместе с мастером прочувствуешь и обсудишь его творения.

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Иван Щербино всё время пытается увести нас от ружей к картинам. Живопись - его неутолимая страсть. Вот уж 60 выставок в его арсенале, среди которых сорок персональных, а никакого покоя ему нет. Мольберт притягивает с невероятной силой. Но мы упрямо возвращаем его к оружию, оставляя на сладкое легчайшую живопись, чистую, естественную, полную поэзии и душевной гармонии.

- В 1958 году на оружейном заводе выпускали рядовые ружья. А я всю жизнь мечтал быть художником. Мне было скучно. Это заметили мои руководители и отправили разрабатывать эскизы оружия. Кстати, ребята вот тут вверх ногами повесили эскиз. Надо перевернуть.

Так вот, я делал работы к памятным датам – к дням рождения Льва Толстого, к юбилеям завода, Ясной Поляны. Иногда – чисто политические: для Советской власти, комсомола. Это было важно и нужно тогда.

Ружья, выставленные в его экспозиции, отличаются от обычных. На одном из них, на маленьком кусочке металла из серебра, золота, различных сплавов - вся история страны, уложившаяся в крохотных буквах СССР.

Недалеко ещё одно ружье с богатой отделкой. Металл, дерево, резьба, сечка, золотая проволока, инкрустация перламутром, самшитом…

Из этого великолепия созданы картины, которые рассмотришь, разве что сощурясь. На одной из них – стремительный комсомолец в будёновке «на боевом коне».

Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

Иван Васильевич ведёт нас к ружью Евгения Глинского. Оно безумно схоже с работами самого Щербино.

- Мой самый способный ученик. Всё перенял. Так же как я делал не только оружие, но и ходил на пейзажи, стихи писал. Умер… Вино сгубило.

А фоном - снег и солнце

Проходящие мимо экскурсанты узнают Ивана Васильевича. «Спасибо», - говорят. «Да за что же?» - удивляется оружейник-художник-поэт. «За оружейный талант, за душу светлую»…

Иван Щербино Фото: АиФ / Олеся СТЕПАНОВА

В глазах Щербино - нежная благодарность. Он вдруг просит нас сфотографировать его на фоне своей экспозиции. А фоном выбирает не оружие, которое он создавал больше сорока лет, а пейзажи, наполненные воздухом, снегом, игрой ручьёв и родников, переливами теней и солнца.

Читайте нас в твиттере @aiftula

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах