838

В костюмерной драматического театра хранится более пяти тысяч уникальных костюмов

Сегодня, когда во всём мире отмечают День театра, мы предлагаем читателям «АиФ в Туле» совершить небольшую прогулку по коридорам и закоулкам ТАТД им. Горького, увидеть работу театра изнутри и понять, какая же она – жизнь «по ту сторону сцены»?

Магия театра

Когда заходишь в театр со служебного входа, с детства знакомые стены выглядят совершенно по-новому. Вахта, раздевалка для сотрудников, длинный коридор. На дверях таблички с почти магическими словами: «Артист», «Артистка», «Гримерный цех», «Осветители», «Звукорежиссёр». Но самая интересная комната – это, конечно, реквизиторская. Туда мечтает попасть каждый школьник, не говоря уже о завзятых театралах. Небольшая комната буквально завалена самыми разными вещами. В углу сложено оружие всех систем и эпох. По соседству с пиратской саблей стоит мушкетерская рапира, а рядом тихо-смирно, словно швабра, прислоненная к стене, расположился довольно обшарпанный автомат времен Второй мировой.



«Здесь собрано около тысячи предметов – реквизит к спектаклям текущего репертуара, - рассказывает реквизитор ТАТД Тамара Петровна, - все вещи сделаны с учётом исторических особенностей и точно передают «дух эпохи». Несмотря на то, что большинство экспонатов выглядят достаточно «натурально», всё это – лишь искусно сделанная бутафория. Изготовлением реквизита занимаются профессиональные мастера: перед тем, как сделать вещь, они с точностью до малейших деталей изучают её «исторический прототип», делают необходимые замеры, подбирают материалы, и только потом приступают к работе. В итоге получаются настоящие произведения искусства. Например, этот граммофон 30-х годов прошлого века – его же не отличишь от настоящего!



Идём дальше. На очереди – костюмерная. Большой зал заставлен огромными вешалками – такие можно увидеть в крупных магазинах и на распродажах. На них – костюмы всех возможных расцветок и фасонов. Зал условно разделен на две половины – «мужскую» и «женскую». В «мужской» половине рядом с формой офицера советской армии висит нечто кружевное и вычурное – то ли плащ, то ли мантия. Похоже, это одеяние перекочевало сюда прямиком из XVIII века. «Женская» половина тоже радует необычными нарядами. Чего стоят одни только платья. Их здесь несколько десятков – от простых «футляров», до сложных конструкций из кринолина, перьев, проволочного каркаса и ещё Бог знает чего.



«Здесь собрана только часть костюмов – поясняет заведующая костюмерным цехом Инна Лындина, - Только те, которые задействованы в спектаклях текущего репертуара. Большая часть одежда хранится на складе – там ждут своего часа более пяти тысяч (!) костюмов. Каждый костюм представляет собой маленький шедевр – результат работы дизайнера, художника по костюмам, закройщиц и портных. Специфика работы театра такова, что обслуживающего персонала здесь больше, чем самих актеров. За годы работы в театре я так и не успела познакомиться со всеми своими коллегами, ведь у нас работают люди почти всех профессий – от слесаря-жестянщика до исторического консультанта».

Сцена и актёры

После костюмерной мы идём в сердце театра – на сцену. Сложные конструкции под потолком, толстые тросы, большие лебедки, тяжелые пыльные портьеры – так выглядит закулисье тульского театра драмы. Чуть поодаль – большой пульт с десятками лампочек, тумблеров, рычажков, кнопок и переключателей. Рядом за столом сидит хрупкая девушка с рацией на шее. Это – помощник режиссера. Именно она следит за ходом спектакля, «выпускает» в зал артистов и руководит заменой декораций. Сейчас на сцене полным ходом идёт подготовка к вечернему спектаклю, поэтому мы уходим со сцены и идём в гримерку к народному артисту России Борису Фёдоровичу Заволокину. Он тоже готовится к выходу на сцену – в спектакле «Тётка Чарлея» он играет роль дворецкого Брассета.



Надевая старомодный костюм-тройку и нанося грим, Борис Фёдорович рассказал нам о театральных ролях, кровожадных театралах и раскрыл истинное предназначение артиста.

АиФ в Туле: Окончив в далеком 1960 году Студию при Тульском драматическом театре, вы уехали работать в другой город. Почему?

Б.З.: Мне не хотелось, чтобы коллеги относились ко мне снисходительно и делали поблажки – вроде как, свой парень пришёл, учился бок о бок с нами, то да сё. Хотелось какой-то самостоятельности, независимости. Это желание привело к тому, что за 19 лет я сменил 9 театров, объехал всю Россию – работал в Закарпатье, Астрахани, Твери, Краснодаре, Самаре. И наконец, в 1979 году я вернулся в Тулу – теперь уже навсегда.

АиФ в Туле: Вы на сцене уже 53 года. За это время у вас появились какие-то предпочтения в работе, любимые роли?

Б.З.: Для артиста все роли – любимые (улыбается). Роли – они ведь как дети, их невозможно не любить. Но любить тоже можно по-разному – кого-то больше, кого-то меньше. Скажу вам по секрету, я очень «прикипел» к персонажу, которого более 300 раз сыграл в начале своей карьеры - к плуту и повесе Фигаро из одноименной пьесы Бомарше.

АиФ в Туле: За последние годы в нашей стране произошло множество изменений. Изменился ли театральный зритель?

Б.З.: Конечно, зритель поменялся. Молодежь почти не ходит в театры, предпочитая более «современное» искусство. Но на премьерах мы по-прежнему собираем аншлаги. Вообще на премьеры ходят очень «кровожадные» люди (улыбается). Вернее, люди, жадные до эмоций. Премьера – это всегда переживания, суета, суматоха, какие-то технические неполадки и нервы, нервы, нервы! На премьерных спектаклях артисты выкладываются по полной, «выжимают» из себя все соки – стараются играть новый спектакль с чувством и как можно искренне! И зритель это видит. И чувствует.

АиФ в Туле: Актеры – народ суеверный. Вы верите в приметы?

Б.З.: Я их соблюдаю, но не отношусь к суевериям слишком серьезно. У театральных актёров великое множество всяких суеверий. Например, если в день премьеры на сцене нашли гвоздь – премьера будет успешной. Актёры уважают сцену, на которой играют - стараются не ходить по ней в верхней одежде, не плевать и не пачкать её. Есть поверье, что если у артиста упал текст роли, на него нужно обязательно сесть – тогда всё пройдёт как по нотам. С годами мне это удаётся всё хуже, но пока держусь (улыбается).

АиФ в Туле: Как актёр с полувековым стажем, скажите: в чём истинное предназначение артиста?

Б.З.: Буду неоригинален: артист должен говорить зрителю о вечном и творить прекрасное. Об этом можно говорить долго и много, но мне некогда – пора выходить на сцену.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах